Фотошоп как сделать слой темнее

фотошоп как сделать слой темнее Александр Долинин

Одиночка


19 число 5 месяца 23 года, рассвет, где-то далеко к западу от Порто-Франко

 Солнце уже показалось над горизонтом, и самые яркие утренние звезды становились неразличимы в темной полоске на западе. Кому приходилось встречать рассвет в степи, тот знает, что в первые минуты на тусклый красный диск можно смотреть без опаски. Это чуть позже, когда солнце поднимется чуть выше, оно начнет обжигать своими лучами сухую землю и слепить глаза. Да и небо из синего быстро превратится в нечто серо-желтое, не имеющее ничего общего с красотой, обычно изображаемой художниками на картинах с помощью «синего кобальта».

Как раз в сторону восходящего солнца и уходила грунтовая дорога, к которой больше подходило слово «направление». Обычно по ней ездили не очень часто — незачем было. Разве что какие-нибудь охотники или любители дикой природы проедут, чтобы провести пару выходных дней «на дикой природе». И то — охотникам приходится выбирать другие направления, здесь почти всю дичь уже распугали. Но те, кого я жду — к любителям природы точно не относятся. И охотятся не на представителей местной фауны. Скорее, они принадлежат к хищникам, считающим, что все вокруг должно принадлежать им только по праву их существования.

Да, природа здесь на самом деле «дикая». Многие это понимают быстро, многие — чуть погодя, а остальные даже не успевают ничего понять, как становятся частью этой самой природы. В смысле — включаются в «пищевую цепочку», причем не в ее вершину, скорее наоборот. Наглядный пример этого находится недалеко от меня, в небольшой рытвине позади кустов. Это небольшой джип «Рэнглер», иногда называемый «табуреткой». Я его не покупал, это скорее «наследство», доставшееся мне от неудачливых любителей природы. История простая, в чем-то даже стандартная...

38 число 4 месяца 23 года, полдень, свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко.

 В том выходе за город планировал обойти несколько районов с густыми зарослями кустов, среди которых попадались и невысокие местные деревья. Почему невысокие? Да просто воды мало, с чего им расти большими-то... На таких прогулках приходится внимательно смотреть под ноги, чтобы не наступить на хвост новоземельной змее или не сломать ногу, провалившись в нору какого-нибудь грызуна слегка увеличенных размеров. Да и на камни наступать следует осторожно — на них любят греться уже упомянутые змеи. Что я там делал? Ну, вам на самом деле хочется это знать? Да «просто ходил», нравится мне ходить по здешней степи, саванне, полупустыне... Как хочешь, так и называй. Есть некоторые места в ней, в которых чувствуешь себя по-другому, откуда можно говорить с кем угодно. Кастанеда называл их «местами силы». Хотя, где я сейчас, а где этот Кастанеда... Когда попадалось такое место, я проводил на нем день, а затем просто возвращался в город. Не верите? Ну и не надо. Потом все поймете.

В тот раз особо далеко уйти не удалось. Когда до города было километров 15, на глаза попался еле заметный на плотном песке след машины. Странно, чего им тут делать? Антилопы уже ученые — избегают подходить близко к городу, рек и озер тут нет, рыбачить негде... След был только в одном направлении, туда, где местность чуть снижалась и в образовавшейся ложбинке густо росли местные кусты. Видимо, подземные воды подходили здесь достаточно близко к поверхности, что и помогало растительности выжить в сухой сезон. Но опять же из-за этого приходилось усиливать бдительность — где близко вода, там больше мелкой живности, значит, и больше тех, кто этой мелочью питается.

Любопытство погубило кошку, но сохранило жизнь коту... Ладно, все равно куда идти, так почему бы и не прогуляться в ту сторону?

Когда до кустов оставалось метров сто, в густых зарослях что-то блеснуло. «Что там еще за «рояль в кустах» такой?» - мелькнула мысль. Нет, это был не рояль, и даже не пианино... Это оказался джип «Рэнглер» ярко-красного цвета, с обилием хромированных деталей со всех сторон. Палатки рядом не было. Вернее, она была, но поставить и закрепить ее бывшие хозяева не успели. Сами они лежали рядом и выглядели не очень хорошо. Вернее, уже практически никак не выглядели — жара и грызуны начали делать свою привычную работу не спеша, но качественно. Я не эксперт-криминалист, но история выглядела достаточно простой: ребята неудачно съездили на пикник. Что это были за ребята, помогли установить айдишки, обнаруженные в карманах лежащих в машине рубашек. Судя по не затертому пластику — они из недавно прибывших переселенцев. Лица на фотографиях — молодые, но какие-то «не такие», что ли. Винченцо Санчес и Педро Вилья, мда... Именно «Педро», во всех смыслах. Уж больно специализированный журнал нашелся в бардачке джипа. Что может возить с собой нормальный мужик? Ну, Playboy, Penthouse или Hustler - в зависимости от испорченности, лишь бы было много девок в разных видах. А в этом — много мужиков... в разных видах. С вами, неудавшиеся новоземельцы, все ясно. Решили ребята уединиться на природе, провести выходные вместе, в этом месте... Такой вот каламбур-с. Что же вам в городе не сиделось? Соседи по мотелю на громкий скрип кровати и вопли жаловались, что ли? Место хорошее, но головой пользоваться все равно нужно. Но с головой было трудно, поэтому выбрали место посуше, рядом с камнями. Уточнять и пояснять мысль нужно? Ходить по стоянке в «бермудах» не рекомендуется, если только это не автостоянка в городе. Да и пляжные тапочки для здешней саванны — обувь неподходящая. Судя по всему, начали ставить палатку, хотя чего ее ставить-то? Она новомодная, там пружинные дуги, сама вскакивает, только закрепить потом нужно на месте. И в этот момент кому-то под тапок и попалась змея, которая скорее всего просто хотела смыться из этого бардака. Тяпнула одного из персонажей за ногу, второй тут же ее «покарал» выстрелом из дробовика, за которым сбегал в машину (в машине валялась вскрытая пачка патронов, еще несколько их валялись под сиденьем — они что, с незаряженным стволом ездили?). «Ремингтон» валялся рядом с останками змеи, а вот аптечки в пределах видимости не наблюдалось. Она у них вообще была?..

Какого именно вида была змея — я не специалист, в сортах змей не разбираюсь. Ясно только, что яд был довольно сильный. Наложив жгут, неудачливый спасатель решил «высосать яд из ранки» - не те книжки читал, что ли? Если есть повреждения на слизистой рта, или не леченые зубы — как раз и получится то, что теперь лежит на земле перед глазами. Да и жгут накладывать не рекомендуется. Знания со «Старой Земли» тут не всегда применимы, и при укусах здешних ядовитых змей есть только одно более-менее надежное средство — сыворотка. Причем для каждого вида змей — своя. А тут змея попалась с таким количеством яда, что хватило на двоих.

При быстром осмотре сиденье в салоне машины нашелся неплохой цифровой фотоаппарат, разобравшись с которым «методом тыка» я и заснял обстановку места происшествия. Орденский патруль сюда вызывать особого смысла нет, поэтому на всякий случай нужно все задокументировать по-максимуму. Более подробный осмотр вещей лучше отложить на потом, пока не набежали падальщики покрупнее.

Как ни странно, в джипе нашлась складная лопатка. С ее помощью удалось выкопать могилку, в которую и перетащил «новоселов». Забросав яму землей, положил сверху несколько тряпок, смоченных бензином из канистры, чтобы отпугнуть живность, затем накидал камней. Молитв не читал, пусть «там» с ними разбираются без моей помощи.

А теперь можно и покопаться чуть более внимательно. Но и второй осмотр салона ничего особо ценного не принес. Влюбленная парочка из оружия имела только дробовик, из которого и грохнули змею-неудачницу. Причем дробь в патронах была стальная — тоже мне, любители природы, бл_. Вот она вас и «отлюбила» по-полной.

Самым ценным имуществом был, собственно, джип. Шмотки этих друзей мне не подходили по размеру, да и по стилю, хм. Так, все лишнее в сумку и за борт! Пусть змеи стринги примеряют, может, понравится.

Ножик нашелся только перочинный, даже нормального консервного не было. Что они есть собирались-то? А, так у них все консервы с «язычками», буржуи, блин... Ладно, хоть горелка нашлась, было им на чем разогревать консервы и прочую еду.

Кроме айдишек, в карманах рубашек нашлось около тысячи экю «картами» разного достоинства, и какие-то мелочи, имевшие ценность только для владельца, типа ключей от неизвестно где расположенной квартиры. О, вот жетончик из камеры хранения в мотеле, с номерком, и ключ от номера, позже выясним, что там и как...

Что делать с имуществом? Ну, особых вопросов не возникло — доставить машину в Порто-Франко, сообщить попавшемуся офицеру Орденского Патруля о происшествии, предоставить вещи и фотографии, и ждать решения представительства — скорее всего, при отсутствии родственников имущество перейдет к нашедшему, то есть ко мне. Лишь бы не действовали по старому правилу: «Кто труп нашел — тот и главный подозреваемый». Да и фиг с ними, пусть хоть эксгумацию проводят! Место я покажу, если попросят, пустую бутылку из-под безалкогольного староземельного пива, с бумажкой, на которой были данные, переписанные с айдишек, положил под камни на могилке. Сумка с гламурными шмотками тоже пусть тут в кустиках полежит — надо будет, пусть сами едут и забирают, до сезона дождей далеко, не испортится. Хотя, если нет ярко выраженного криминала, Патруль обычно не придирается. Но они тоже люди, и настроение у них бывает разное...

Главная проблема — я не умею водить машину. Ну, не было у меня своего транспорта, кроме велосипеда! Жил не в Америке, где права можно получить, еще учась в школе. И институт был обычный, а не военное училище. Нет, в армии давали «порулить» на ГАЗ-66, но дело было очень давно, и «благодаря» своеобразному расположению рычага переключения передач, это получалось у меня не очень хорошо. Но, как говорится, если не я, то кто? Моделями самолетов управлять научился, а у них степеней свободы больше, чем у движущейся по земле машины. И реакция при выполнении фигур пилотажа нужна хорошая. Фигня, прорвемся!

Углубленное изучение подопытного авто показало, что коробка передач — автоматическая. Как что переключается — видел раньше, когда сидел на месте рядом с водителями. Ну и так, «чисто теоретически»... Ключи висели в замке зажигания, хорошо хоть, оно было выключено, как и понтовый музыкальный комплекс с большими колонками. «Вот чудаки, лучше бы рацию нормальную поставили!.. Хотя и за это спасибо.» Своего имущества у меня было мало — потертый АКМСН со складывающимся прикладом и рюкзачок-«трехдневник» с небольшим запасом продуктов и патронов. Имущества от прежних владельцев тоже осталось немного — палатка, продукты, дробовик, бутылки с водой, канистра с бензином, фотоаппарат... Айдишки я положил себе в карман рубашки, чтобы показать представителям Ордена в городе.

«Он сказал — поехали!» Руками махать я не стал, проверил, как стоит рычаг коробки передач и повернул ключ зажигания. После нескольких проворотов двигатель «схватился», выдал пару клубов дыма и заработал устойчиво. Да, тут вам не Старая Земля с несколькими марками супербензинов, тут что из бочки на заправке нальют — на том и ездят...

Педаль газа справа, тормоз — слева, что еще? Переводим рычаг в положение «Drive», потихоньку нажимаем на газ — о, точно, потихоньку едем! Такое же чувство, как при первой попытке прокатиться на велосипеде. Здесь дело более тонкое — если застряну, самому вытащить вряд ли получится — на джипе нет лебедки, выталкивать некому. Идти за помощью? Так за услуги расплачиваться придется, а жаба, она такая... задушит потом. Ладно, пока вроде все получается, рулю потихоньку, можно педаль газа посильнее нажать...


Эти полтора десятка километров до города я тогда ехал около двух часов. Пешком напрямик по саванне идти проще, а тут дороги как таковой нет, не накатали, просто тропинка. При моем «опыте» вождения ухнуть в малозаметную ямку и повредить подвеску — как два пальца об асфальт. Поэтому «торопицца ни нада, неэ», как говорил один киногерой.

На въезде в город я остановился на КПП. Очень может быть, что этот джип (или его хозяев?) они могли неоднократно видеть раньше, и появление за рулем нового персонажа, ранее ходившего только пешком, их насторожило бы. Обошлось без угроз оружием и надевания наручников, просто я вкратце описал ситуацию старшему, и мы поехали в представительство Ордена. Меня за рулем сменил орденский патрульный, чему я был очень рад — с непривычки перенервничал за рулем. Автомат сразу же убрали к дробовику в сумку, которая раньше нашлась в салоне «Рэнглера». Свою оружейную сумку я из рюкзака доставать не стал.

Джип поставили на стоянку позади здания, и меня препроводили в кондиционированную прохладу, которая заставила передернуться после жары. На входе дежурный принял на хранение оружейные сумки, и на всякий случай проверил меня металлоискателем. «Антитеррор» у них сейчас, что ли?»- подумал я. Ножа на поясе не было — еще перед въездом в город я на всякий случай убрал свой «Гербер Продиджи» в сумку, поэтому вопросов у постового не возникло. В кабинете за столом сидела женщина с глазами, от взгляда которых сразу захотелось выскочить за двери и свалить отсюда подальше. Но сопровождающий патрульный отсек меня от коридора, просто прикрыв дверь за моей спиной.

- Здравствуйте, я следователь, можете называть меня «Фрау Ирма», - представилась она, причем говорила по-русски без заметного акцента. - Ваши данные мне уже сообщили по радио патрульные, но хотелось бы кое-что услышать лично от вас.

- Добрый день. Надеюсь, Ваш интерес вызван не какими-то предосудительными действиями с моей стороны?

- Нет, в основном это касается обстоятельств вашего появления вблизи города на чужой машине.

- Ну, я могу предоставить вам съемки места происшествия — у пострадавших был фотоаппарат.

- Пострадавших?

- Да, произошел несчастный случай, они не учли особенностей местной природы. Змея попалась не толерантная... Кстати, возьмите их айдишники — мне они не нужны.

Фотоаппарат удалось подключить к стоявшему на столе ноутбуку (в сумке нашелся USB-шнурок), и на экране появилось фотографии. Никогда не относил себя к любителям порнографии, особенно такого рода... Чувствую, что сейчас мои уши можно использовать в темноте вместо осветительного прибора. А фрау Ирма — ничего, даже бровью не пошевелила. Завидная выдержка... или просто большой стаж работы? Когда дело дошло до кадров, снятых уже лично мной, то стало полегче. Фрау задавала вопросы, я на них отвечал, как мог более подробно. Периодически она звонила по телефону, что-то уточняла, потом ей перезванивали. Попутно она что-то писала в протоколе.

- Вы очень тщательно производили съемку места и предметов, раньше работали фотографом?

- Нет, просто смотрел много детективов, ответил я. - Хотел составить как можно более подробную картину происшествия, чтобы вам не было необходимости ехать снова на это место. Кстати, дрессировкой змей я раньше никогда не занимался. И поваром у них на гулянке не работал.

Фрау Ирма улыбнулась:

- Я уже уточнила — вы ушли из города сегодня рано утром, а судя по фотографиям, все произошло еще вчера. К тому же, съемки файлов «друзей» - вчерашние, ваши — сняты сегодня. Так что вряд ли вы причастны к происшедшему.

- Что будет с имуществом?

- В наших базах у этих Санчеса и Вилья не значится родственников. Деловых партнеров у них здесь тоже не было — они только что прибыли, пару дней назад. Скорее всего, планировали открыть «массажный салон», подали заявку, но чего-то конкретно сделать не успели. В области бизнеса ни с кем они пересечься не успели. Так что претензий к вам нет, можете ездить на машине и доедать их консервы.

«Надо же, успели и весь багаж прошерстить, пока я тут парюсь... оперативненько!..»

- Интересно, у них на счетах что-то было?

- Что, хотите узнать, как обстоит дело с правом наследования?

- Ну да, почему бы и нет...

- Вынуждена вас разочаровать: средства с их счетов перечислят на счет Ордена, так что придется довольствоваться только «движимым» имуществом.

- Хорошо, спасибо и на этом...

Она снова внимательно посмотрела на меня и спросила:

- А чем, собственно, вы занимаетесь в городе?

- Да так, подрабатываю по мелочи... Сам прибыл недавно, хотел просто немного привыкнуть к местным условиям, найти свое место в этом мире... Заработок небольшой, но на жизнь хватает, если не роскошествовать.

- Вы один?

- Сейчас один, с момента прибытия на Новую Землю. О прошлом — прошу вопросов не задавать, криминального там ничего нет, просто воспоминания тяжелые...

- Какое у вас образование?

- Радиоинженер, вот и работаю «по профилю». Ну, еще люблю просто ходить по саванне...



- Не боитесь, что сожрут?

- Тут ведь как: не противопоставляй себя природе, и она не будет на тебя особо наседать. Да и просто разумные действия никто не запрещал. Чамберс вон, полгода тут один просидел, без поддержки, без пушек и пулеметов. И ничего, жив остался, хотя где только не бродил...

После моей фразы о противопоставлении себя природе ее взгляд на мгновение стал чуть ли не сочувствующим, и в глазах промелькнуло: «Надо же, а на первый взгляд и не скажешь, что псих...»

- Равняете себя с ним? Лавры первооткрывателя покоя не дают?

- Нет, просто хочу сказать, что вполне можно использовать разумный чужой опыт, а не повторять поступки кандидатов на премию Дарвина.

- Чем еще занимались до переезда сюда?

- Как и большинство мужчин примерно моего возраста — отслужил в армии, учился в институте, потом ремонтировал разные железяки... Ничего выдающегося не совершил. Да и в армии был «годен с ограничениями» - носящих очки там особо не жаловали.

- Ну что же, похоже, здесь вы еще ни с кем поссориться не успели?

- А я не хожу в те места, где часто происходят драки. Предпочитаю спокойную жизнь...

- Не все здесь придерживаются подобной точки зрения, многим без... драки, как без пряников.

- Ну, это как всегда и везде. Где-то больше, где-то меньше... Дорогу я тут никому не перебегал, работу не отбирал, клиентов не обманывал. «Хвостов» из прошлого тоже не притащил.

- По найденным вами ай-ди ничего дополнительно узнать не удалось. Об их знакомых мы ничего не знаем, о роде занятий — тоже. Но что-то в них есть такое, неестественное... Я не о пристрастиях говорю, - уточняет фрау Ирма. - Как будто они скрывались от кого-то. Вы уж мне поверьте.

- И что?

- Советую вам либо продать машину, либо перекрасить ее. Если кто-то увидит вас в ней, могут возникнуть вопросы. А те кто эти вопросы будет задавать, часто бывают весьма невежливы. Мало ли кто у этих бывших владельцев был среди друзей...

- Постараюсь последовать вашему совету как можно скорее. Кстати, фотоаппарат когда можно забрать?

- Да хоть сейчас, только вот фотографии скопирую к себе на компьютер.

А вот почему я промолчал о найденных в вещах ключе от номера и жетоне из камеры хранения? Сам не знаю, из вредности, наверное...

Уложив чехол с фотоаппаратом в рюкзак, я забрал сумку с оружием и вышел в духоту новоземельного полудня. Ключи от машины мне уже отдали, поэтому вопрос нужно было решать немедленно, как и советовала фрау следователь. Примерно в пяти минутах ходьбы от участка была одна из многочисленных автомастерских, а мне было без разницы, в какой гараж ставить машину на покраску. Хотя, по слухам, именно в этой мастерской делали отличную аэрографию. Вот пусть и перекрасят, хотя задача будет прямо противоположная — сделать машину как можно более незаметной. А грязью я ее потом и сам заляпать могу, дополнительно, если надо будет...

Пока доехал, пару раз заглох на поворотах — пары часов медленной езды по пересеченной местности оказалось маловато для практики. Благо, было то самое время, когда нормальные люди сидят дома и наслаждаются послеобеденной сиестой. На здешнем солнце получить тепловой удар — делать не фиг. Но мы люди привычные, после казахстанских степей нас солнцем не особо удивишь, подумаешь, каких-то +39 С в тени!

Так что до мастерской я добрался хоть и со скрипом, но без ДТП — не встретилось ни машин, ни пешеходов. Может, кто и смотрел на мое кривое вождение из окна, но я этого не заметил — было не до того. Расписанием работы данного автосервиса раньше я как-то не интересовался, поэтому было опасение, что там просто будет «закрыто на сиесту, извините!» К счастью, слесаря тоже были люди закаленные, и уже в воротах я услышал размеренные удары по металлу, перемежаемые сочными, запоминающимися выражениями.

Когда я вошел в гараж через слегка приоткрытые ворота, то увидел двух парней, которые с помощью кувалды и какой-то матери пытались выправить погнутую деталь квада. Квадроцикл выглядел так, будто долго кувыркался с горы, или по нему пробежало стадо местных травоядных. Но на изрядно помятых крыльях все-таки были заметны остатки «художественной росписи», что со стороны выглядело как несколько изжеванных Жостовских подносов.

- Привет, парни! - поздоровался я.

- И тебе не хворать, ответил тот, который был без кувалды. - Что хотел-то?

- Да мне бы машину перекрасить, ну и переделать чуток.

- В аварию попал? Какая машина-то?

- Нет, по личным причинам... Машина — на улице, джип - «Рэнглер».

- Ну, так загоняй вон туда — в левый угол, там место как раз свободно.

- Так я того.. вожу плохо... может, сами поставите, а то сверну тут чего-нибудь?

Парни переглянулись.

- А откуда тогда у тебя машина-то, гражданин хороший?

- Тут все чисто, можете не волноваться. В представительстве Ордена уже все проверили, претензий нет.

- «Трофейная», что ли?

- Да вроде того. Ладно, давайте ее сюда загоним, потом объясню.

 Джип загнали в гараж, и мне пришлось объяснять парням — Олегу и Володе, как эта машина попала ко мне в собственность. Конечно, пришлось попросить их не особо распространяться среди остальных клиентов и знакомых ни обо мне, ни о машине. Парни все поняли правильно, поэтому в дальнейшем этой темы в разговоре уже не затрагивали.


 Мои пожелания были простые: снять этот навороченный проигрыватель с колонками (особенно удивил здоровенный сабвуфер позади сидений — рогачей они им пугать собирались, что ли?), заменить все «блестящие» детали на обычные, перекрасить в матовый «пустынный» камуфляж, ну или какой-нибудь, подходящий еще под местный песок с выгоревшей травой, подобрать съемный «верх» в тон основной окраске. Короче говоря, ничего особо сложного. Вова сказал, что эта модель довольно распространена среди новичков, поэтому с запчастями проблем не будет. Правда, модель бензиновая, и жрет много, движок надо бы поменять на дизель, но его нужно заказывать, а это быстро и дешево не получится.

 Удалось даже договориться о зачете стоимости «блестяшек», поэтому договорились на три сотни экю. Ну, и за дополнительную плату — проверка основных для любой машины узлов, начиная с двигателя. Слишком много я слышал историй, когда из-за пустяковой поломки люди не смогли вовремя добраться до надежного места, или опаздывали на помощь к кому-то. Финал часто был печален...

Как выяснилось, чинить квад им было не к спеху — следующие гонки «400 километров Порто-Франко» будут только в следующем году. Поэтому они решили не откладывать перекраску машины на потом, а сразу начали снимать с нее все «ненужное». Я попросил у них разрешения посидеть в уголке, перевести дух, как говорится. Они были не против, но предупредили, что в процессе бывает шумно. Но меня, как прослужившего довольно долго, такие мелочи не пугали, поэтому я пристроился в конторке за столиком и начал перебирать мелочевку, оставшуюся от предыдущих хозяев «Рэнглера».

Перебирать, собственно, особо было нечего. Фотографии с карты памяти я удалил — мне такое как-то без надобности, пусть фрау следователь их в дело подшивает, если очень надо. Радиостанций у них не было, сотовых телефонов — тоже. Ну да, только прибыли, с кем им болтать-то? А между собой поговорить и так могут. Могли, в смысле...

Заинтересовал брелок от камеры хранения в мотеле. Так, «Арарат»... Место довольно известное, держит его какой-то армянин. Насколько я слышал раньше — люди там селятся самые обычные, лишь бы денег на проживание хватало. Ну и ладно, познакомимся поближе с хозяином...

Идти пешком по жаре очень не хотелось, поэтому пришлось обратиться к одному из парней с просьбой подвезти до «Арарата». Мастера тут же решили, что на сегодня им работать много не нужно, только подготовить машину к покраске, и примерно через полчаса они будут готовы подвезти меня до мотеля, заодно там и поужинаем. Типа, «надо бы обмыть приобретение, на удачу». Кстати, а что, уже вечер? Что-то я задумался... даже, оказывается, задремал. День сегодня получился такой, насыщенный событиями. И есть уже хотелось не из вежливости, а на самом деле.

Закинул свои сумки в кузов автосервисовского пикапа, и залез в кабину к работникам. Оказалось, что они не просто работники, а хозяева этой мастерской. Разбитый квад принадлежит их подруге, которая «немного увлеклась» на тренировочном заезде и вылетела с трассы. Хорошо хоть, успела спрыгнуть с него в сторону, до того, как квад скатился с каменной осыпи. Синяки пройдут довольно скоро, а вот квад проще собрать новый, чем этот отремонтировать...

Хозяином оказался мужчина весьма внушительных размеров — в смысле толщины, а не роста. Выслушав мой вопрос относительно наличия свободного номера, он ответил:

- Сейчас уже есть, утром несколько номеров освободилось, переселенцы выехали. Целый день после них порядок наводили, вай!

- Почем номер-то?

- За десять — номер с душем, за пятнадцать — номер с ванной. Раньше были номера только за пятнадцать, сейчас сделали несколько по червонцу, они меньше по размеру, но для одного человека — в самый раз.

- Давайте за десятку, душем обойдусь...

Разговор о брелке с ключом и жетоне из камеры хранения я решил отложить на попозже, когда будет поменьше народу и хозяину не нужно будет ежеминутно отвлекаться на приветствия знакомых и прием заказов.

Ребята уже сидели за столом, когда я подошел к ним и сказал, что подойду минут через пять-десять — нужно умыться и переодеться.

Наскоро ополоснувшись в душе, достал из рюкзака запасную футболку и более-менее цивильные штаны. Хорошо, ткань там не особо мнущаяся. Да и вечереет уже, кто меня там разглядывать будет? Успокоив себя таким образом, пошел ужинать.

Ужин прошел «в спокойной и дружественной обстановке», как когда-то говорили по телевизору. Личных дел не касались, обсуждали машины, особенности их эксплуатации в местных «тяжелых климатических условиях», как пристрастия владельца отображаются на внешнем облике его машины и прочие очень важные темы. Когда почти все было съедено, к столу подлетела — иначе не скажешь — весьма симпатичная девушка и что-то затараторила по-испански. Все было понятно и без перевода: она выражала недовольство тем, что они тут, понимаешь, расселись, жрут, а квад валяется в гараже весь такой разобранный, там и «конь не валялся»...

Выпалив свою гневную тираду, она наконец соизволила обратить внимание на меня и раздраженно поздоровалась:

- Буэнос диас!

- Добрый день, ответил я с улыбкой. - Не сердитесь на ребят, я попросил их помочь с джипом, есть срочные дела, а без машины — никак...

- Ладно, на сегодня я их прощаю, если вы просите — ответила она, убрав с лица свирепое выражение, для последующего использования при необходимости.

Это и была владелица разбитого квадроцикла — Инес «Пепита» Альварец, та самая неистовая гонщица. В этом году она пришла второй из-за каких-то проблем на трассе, но не особо огорчилась. А вот тренировочный процесс пришлось прервать из-за аварии, вот Инес и ходит в расстроенных чувствах, и вернуть ей хорошее настроение может только вид полностью исправного квада. Ну или хотя бы небольшая гулянка в хорошей компании...


 


Пришло время поговорить с хозяином отеля. Специалистом в области шпионской деятельности я не был ни по образованию, ни по хобби, а знания о ней исчерпывались несколькими анекдотами о штандартенфюрере Штирлице. Прочитанные лет тридцать назад произведения Богомила Райнова ничего, кроме фамилии автора, в памяти не оставили. (Тогда они мне показались слишком уж «депресняковыми», и желания перечитывать как-то не возникло.) Поэтому вилять не стал, просто спросил:

- У вас останавливались два парня на красном джипе?

- Да, были такие, заехали недавно. Вчера незадолго до обеда поехали в саванну — как они сказали «на природу». До сих пор еще не вернулись, хотя заплатили за неделю вперед.

- Могу вас огорчить — они уже не вернутся. Вот вам ключ от их номера.

- А что с ними могло случиться? Мне они сказали, что далеко от города уезжать не собираются. Крупных хищников тут рядом нет - повыбили, стада уже давно мимо прошли, банд тоже рядом не было...

- Змея укусила одного, потом и второму не повезло.

- А вы-то откуда знаете?

- Так это я их и нашел. Если нужны подробности — можете спросить фрау Ирму, знаете такую? (Наверное, не очень хорошо использовать ее вместо «пугала», но пару раз — можно...)

- Знаю, поэтому и спрашивать не буду...

- Просьба — если о них будут спрашивать, скажите то же самое, что и мне - «уехали в саванну, до сих пор не вернулись, джипа их с тех пор не видел».

- Хорошо, мне проблемы не нужны, да и врать не придется — все чистая правда, - несколько напряженно улыбнулся он.

- Кстати, они у вас в сейфе камеры хранения ничего не оставляли? А то вот брелок с ключом у них на стоянке нашелся.

- Оставляли сумку большую, оружейную, не в нашем городе опечатанную. Скорее всего, как в ворота на базе Ордена прошли — с тех пор и не открывали.

- Если мне Орден разрешил забрать их имущество, можно и сумку «прихватизировать»? Прежние владельцы претензий уже точно предъявлять не будут, - спросил я.

- Хорошо, давайте жетон, сейчас принесу сумку, - ответил он.

Сумка была длиной около метра, и довольно тяжелой, внутри было что-то металлическое — звякнуло, когда ее поставили на пол. Я поблагодарил его и потащил сумку к себе в номер. В номере взял еще и сумку с автоматом и дробовиком, и пошел к оружейному магазину. Продавец, усатый толстяк, согласился осмотреть дробовик, который я решил продать. Он сноровисто раскидал «Ремингтон» на составные части, и начал придирчиво осматривать части под большим увеличительным стеклом с мощной подсветкой. Ну а я решил без помех покопаться в полученной из сейфа сумке.

Так, что покажет вскрытие? А вскрытие показало, что не все так просто... «Любитель природы», державший в машине дробовик с «экологически чистой» дробью, хранил в сейфе винтовку СВДС с простым, но надежным прицелом ПСО-1. (Это кстати — на автомате было крепление под ночной прицел, и на дальности метров до 200 можно особо не заморачиваться поправками на разные патроны.) Винтовка была какого-то обновленного варианта: крепление под сошки, нестандартно выглядевший ствол...О винтовке заботились — следов ржавчины, больших царапин не было. Хотя было заметно, что периодически ее использовали по назначению — на углах металлических частей воронение потерлось, хотя и не «насквозь». Наглазник на прицеле — вполне новый. Патроны в сумке присутствовали, но не простые, а «целевые» - по крайней мере, на коробках, запечатанных голографическими наклейками, стояло «Match». Интересно, по каким мишеням из тебя стреляли-то, а? Случайно, не «бегущий кабан» - пардон, «идущий банкир»?.. Хотя в них предпочитают стрелять из других винтовок, по крайней мере, в кино. Физиогномика, проведенная по карточкам на ай-ди бывших владельцев, вряд ли дала бы ответ на этот вопрос. А вот с возможными друзьями этих «голубков» встречаться не хочется совершенно. Отвечать на мои вопросы они вряд ли станут, а вот спрашивать меня с пристрастием — весьма возможно.

Во внутреннем кармане сумки лежала пара пачек патронов 9 х 19 Luger. Блин, а пистолета-то в вещах я не видел, в бардачке его точно не было, и рядом с телами тоже. Непонятно, зачем нужны патроны без пистолета? На всякий случай?

Кроме винтовки и патронов, в карманах сумки лежали набор для чистки, не очень большой обрезиненный китайский бинокль 10 х 50 (написано, что «герметичный»...), с угломерными делениями в правом «глазу» и лазерный дальномер. Самое интересное — обнаружилась «дополнительная комплектация» - труба глушителя и дополнительный плямягаситель. Прямо таки набор юного киллера какой-то... Я бросил быстрый взгляд в сторону продавца - он продолжал ковыряться с деталями дробовика и в мою сторону не смотрел.

Что я знаю об этом? Да кто мне рассказывать-то будет? Ну, кино смотрел, книги читал. Вроде у крутых киллеров винтовки должны быть «фирменные», обеспечивающие попадание в любое яйцо летящего комара, по выбору заказчика. А тут - все скромно, но со вкусом. Все внешне типовое, ничего эксклюзивного, запоминающегося. Бинокль - вообще китайский ширпотреб. Вывод: а хрен его знает, что тут такое... Номер на винтовке не стерт, значит, не «левая». Сколько и чего на ней «висит» с той стороны Ворот - проблема не моя, здесь результаты баллистической экспертизы по «заленточным» эпизодам никто проверять не будет, если только не нарываться. Ну и не будем... Или здешний киллер настолько профи, что может «работать» изо всего, что привезут? Весьма возможно, если учесть, что при прохождении Ворот багаж не проверяется, а в здешних магазинах можно купить все, что угодно, лишь бы деньги были в кармане? Кто-то перестраховывается, думая, что продавцы в магазинах могут запомнить покупателя «вундервафли»? Береженого, как говорится, Бог бережет? Кстати, в арсенале среди выставленных на продажу винтовок были только «обычные» СВД-шки, «складных» не было.



Почему кто-то предпочел именно СВДС, это понятно: приклад складной, поэтому в сложенном состоянии она не длиннее обычного автомата, и бегло определить, что в сумке винтовка — тяжеловато будет. Ну и на средних дистанциях точность примерно одинаковая у обоих вариантов.

Продавец закончил осмотр «Ремингтона» и вынес свое заключение:

- Сто пятьдесят экю, больше за этот Versa Max не получится. За оружием следили не очень тщательно, хотя и стреляли немного. Смазывали редко и плохо, вот в чем проблема — есть легкая ржавчина, но не очень страшно.

- Там же вроде покрытия всякие, и детали чуть ли не из нержавейки? - удивился я.

- А чтобы не ржавело, чистить все равно нужно. Есть такая особенность у нержавейки: она должна быть чистой. Под слоем грязи все равно со временем дефекты поверхности появятся, - ответил он.

Не знаю, правду он мне сказал или нет, но дискутировать на подобные темы желания не было — тут не интернет-форум, да и Википедия на Новой Земле недоступна. А если я чего-то не знаю совершенно точно — лучше промолчать, тогда можно и за умного сойти, как в народе говорят.

Удалось его уговорить забрать дробовые патроны, хоть он и скривился - неходовой товар, разве что какие-нибудь «ботаны» купят. Таким образом, сумка полегчала на несколько килограмм, а кошелек потяжелел на полторы сотни экю плюс еще пятерку за патроны. Винтовку я решил оставить себе, только поинтересовался, как дела с патронами данного калибра?

- Все нормально, есть и обычные, и матчевые, для любителей посоревноваться, разве что бронебойных нам не поставляют — не разрешено Орденом. Ими только военные и орденцы пользуются.

- Ну, я и не собирался тут на дикие броневики охотиться, - отшутился я.

Усач снова опломбировал сумку, в которую я к винтовке положил еще и свой автомат, и мы распрощались, довольные общением — когда еще удастся не спеша поговорить на столь любимую многими мужиками тему?

И вообще, пора бы уже в отведенную комнату, баиньки... День длинный какой-то получился, хотя и продуктивный. Главное, что стрелять не пришлось ни в кого, успел подумать я, засыпая...

39 число 3 месяца 23 года, утро, свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко.

 Рано утром я стал потихоньку собираться обратно. Куда? Да на съемную квартиру, вернее — в «каморку под лестницей», недалеко от конторы, в которой я подрабатывал. Немного подождав, пока на стоянке возле мотеля не закипела бурная деятельность — народ готовился к отправке с очередным конвоем, я незаметно вышел и пошел вдоль улицы. Отнесу сумку домой, да и на работу пора — вдруг заявка от клиента поступила. А перед работой нужно еще успеть «погонять» по эфиру приемник.

Кстати, многие уже после не очень длинного перегона от Ворот до Порто-Франко резко «прозревают», и начинают срочно жаждать наличия хоть какой-нибудь радиостанции, чтобы позвать на помощь, в случае чего. Хотя, если откровенно, помощь успеет прибыть только если что-то случится в 10-15 километрах от города или стоянки конвоя. Если дальше — скорее всего, помогать будет уже некому. Бывали, конечно, случаи и с положительным исходом, но их мало. Зато рассказывают о них гораздо дольше и чаще.

Вот и идет бойкая торговля разными «Алинками», «Кенвудами», «Йесами» и другими радиостанциями. Предпочитают радиостанции попроще, лишь бы «добивали» на пятнадцать-двадцать километров. Простому клиенту больше почти никогда не нужно — так, в колонне связь поддержать, до ближней фермы дозваться. А если нужно дальше — то и станции нужны помощнее, и антенны похитрее, и операторы поопытнее. Обычным людям нет нужды ждать прохождения радиоволн, чтобы поговорить с кем-то на другой стороне материка — проще телеграмму послать. Радиолюбителей как таковых на Новой Земле мне пока не встречалось, и босс о них тоже пока не слышал. Народ везде работает, некогда «баловством» заниматься. Разве что в «мокрый» сезон, но тогда влажность такая, что изоляторы на антеннах постоянно мокрые, а это не очень хорошо для радиостанций. Выкрутиться-то можно, но пока эта сторона досуга все-таки не популярна. А стрельба — другое дело, стреляют круглый год. Кто на стрельбище, кто на охоте, кто еще где...

Нет, я не шпион и не спецназер в отставке. Просто «инженеры» бывают разные. Например, я — военный инженер. В «староземельном» военном билете стоит звание - «майор запаса». Образование — гражданский ВУЗ, плюс военная кафедра. После института поработал несколько лет на кафедре, потом пошел служить по контракту. Время тогда было непростое, «переходное», поэтому на мудрое высказывание о «пиджаках»: «В мирное время опасен, в военное - бесполезен» особого внимания не обращали, лишь бы хоть кто-то служил и была заполнена штатная «клетка». Вот и дорос от лейтенанта до майора. Подполковника вряд ли получил бы — было слишком много более молодых и резвых, моложе меня лет на десять. Ну да ладно, все равно уволили по ОШМ незадолго до предельного возраста, когда наш полигон переводили из «военных» в «гражданские». Служба проходила с отверткой и паяльником в руках, приходилось ремонтировать не только армейские средства связи, но и практически все, что начальство могло включить в розетку. Поездки по узлам связи перемежались нарядами в патрули по городу, занятиями по различным предметам БиПП и собственно ремонтом техники в мастерской. Стрельбы тогда проводились не часто — раз в полгода давали выстрелить 3 патрона из ПМ-а, видимо, экономили патроны. Хотя, чего их было экономить-то, не пойму: части массово сокращали, автоматы остались только в подразделении охраны, пистолеты тоже готовили к отправке в арсенал государства, оказавшегося после 1991 года владельцем всего, что находилось на его территории. Пусть даже это «что-то» было не нужно или непосильно...

Период развала более-менее прекратился (или замедлился) после сокращения всех частей. Знамя нашей части тоже было отправлено в Москву, и полигон стал полностью гражданским. Мне нашлась работа по специальности, хотя сил сейчас прилагать столько не требовалось: график работы был обычный, никаких занятий по строевой... Можно было применять свои знания и умения дальше, не отвлекаясь на прогулки по городу в составе патруля.

И я «кинулся во все тяжкие». Нет, это не ежедневные встречи с друзьями и подругами за кружкой пива и не экстремальные прыжки с «тарзанки» вниз головой. Наконец-то удалось купить трансивер вместо самодельного (кстати, самоделка получилась довольно удачной, у меня одноклубники потом даже схему и чертежи печатных плат просили выслать). Поучаствовал в CQ WW телеграфом, даже что-то там занял, организаторы соревнований диплом прислали на память.

Затем настала очередь авиамоделей. Путем проб и ошибок удалось по инструкции из интернета склеить пенопластовую модель самолета, с помощью которой и освоил азы управления. Позже, уже на более продвинутых моделях, пробовал делать не особо сложный, но жутко адреналиновый пилотаж. Например, попробуйте заставить модель самолета медленно-медленно двигаться над землей не высоте полтора-два метра. Невозможно? Очень даже возможно, такой прием «харриер» называется, очень помогает посадить модель при ветре поперек полосы буквально «к ноге». (Конечно, у реальных самолетов такой возможности нет, но кто же меня к ним подпустит?) Лафа кончилась, когда китайцам запретили пересылать почтой литиевые аккумуляторы, стоимость доставки которых стала в несколько раз превышать стоимость доставляемого товара. Самолеты до поры зависли под потолком...

После зимы я обнаружил, что стало тяжело застегивать брюки. Толстеть дальше не хотелось, и я пришел к страйкболистам. Первое время знакомые, заметив на руках ссадины и кровоподтеки от попаданий пластиковых шариков, крутили пальцем у виска, но потом привыкли. Беготня на свежем воздухе помогала снять скопившийся за неделю напряг, а обсуждение игровых моментов после — вообще отдельная песня. Зрение у меня далеко не стопроцентное, все время быстро бегать по жаре чревато разными последствиями — все-таки мне уже далеко не двадцать лет, и даже не тридцать. Поэтому приобрел спринговую винтовку, достал аутентичный прицел ПСО и стал «снайпером». Ну, в страйкболе снайпер — это тот, кто редко бегает и мало стреляет, короче говоря. Шарики летят чуть дальше, чем у остальных приводов, всего метров на пятьдесят (а что вы хотели — это же не огнестрел), и приходится долго ковыряться с доводкой винтовки, чтобы получить хоть какое-то преимущество по дальности и точности перед остальными игроками.

Потом... потом пришла пора покидать городок, за двадцать лет ставший таким привычным. И все повернулось так, что вместо города, в котором государство выдало квартиру военному пенсионеру, я очутился на Новой Земле. 

30.07.2006 года, вечер. На неизвестно каком километре от Московской кольцевой.

  Во время переезда выпала возможность повидать знакомых по радиоклубу в Москве. Познакомились сначала «заочно» - по эфиру и интернету, потом иногда виделись уже «в реале» - когда я ездил в отпуск через Москву (а вот такая странная у нас там география — ближайший российский аэропорт - «Домодедово», всего каких-то 3 часа самолетом, причем стоимость билета существенно превышает стоимость перелета из Москвы в Париж и обратно). Встретились на вокзале, потом поехали на квартиру, которую снимал где-то в паре часов езды работающий в столице коротковолновик.

Дело в том, что в радиолюбительском клубе у нас состоят те, кто часто работают в эфире малой мощностью. При этом весь шик как раз в том, чтобы корреспонденты работали с двух сторон одновременно несколькими Ваттами излучаемой мощности, и на сравнительно простые антенны. Да, не раз слышал от продвинутых радиолюбителей фразу «Жизнь слишком коротка для QRР», но увлечению своему не изменял. С чем можно сравнить азарт, когда слышишь в наушниках позывные корреспондента, забросившего свою антенну на дерево, а у тебя при этом рабочее место — трансивер размером с пару сигаретных пачек и антенна - кусок провода, брошенный с балкона на стоящий рядом столб? При этом расстояние до одноклубника — пара тысяч километров, а радиостанция питается от аккумулятора, который можно положить в карман... Кто таких связей не проводил — меня вряд ли поймет.

Чуть позже на встречу подтянулись еще двое коротковолновиков из нашего клуба. Пить — как это ни странно, водку не пили, обошлись чаем, просто разговаривали, радовались встрече, сфотографировались на память. Им нужно было еще добираться домой на личном транспорте, ведь завтра снова на работу. Ну а мне — оставалось несколько часов до пункта назначения.

Трясясь в автобусе по дороге к ближайшей остановке электрички после долгих посиделок, я слегка задремал, приобняв рюкзак. Одна часть жизни закончилась, начиналась другая. Какой она будет, загадывать даже не пробовал, ведь жизнь - она такая штука, что планы редко совпадают с последующими событиями.

Под дном автобуса что-то оглушительно хлопнуло, потом заскрежетало. Двигатель заглох... Ну вот, такая она — наша реальность. Что, теперь придется идти до ближайшей остановки и добираться дальше другим транспортом? Елы-палы, опоздаю на вечернюю электричку — придется на вокзале до утра сидеть. В салоне, кроме меня, была еще пара человек, но они уже почти приехали — не особо огорчась и переговариваясь на ходу, прошли через салон на выход, пересекли дорогу и направились в сторону ближайших многоэтажных домов. Водитель, негромко матерясь, заглядывал под автобус, но уже было точно ясно — самостоятельно этот транспорт сможет передвигаться только после основательного ремонта.

- Сколько до ближайшей остановки? - спросил я у водителя.

- Да минут за пять дойдешь, иди вдоль этого бетонного забора, там еще дорога направо будет, но ты не сворачивай, иди прямо. Там остановку и увидишь. - Тут водителю наконец ответил по мобильному диспетчер, и они начали оживленный разговор о том, чем и когда автобус поволокут в автопарк.

Повесив рюкзак на спину, я двинулся вдоль казавшегося бесконечным серого забора. Лампы на столбах вдоль дороги горели не все, поэтому пришлось достать из мелкого кармана рюкзака небольшой фонарик - очень надежный «Конвой» и подсвечивать себе под ноги. Тротуара тоже как такового не было, в промзонах их у нас не делают.

Я поравнялся с изрядно перекошенными, просевшими до земли воротами. Ясное дело, что их не открывали уже несколько лет, но сверху и снизу «для верности» к створкам были грубо приварены массивные металлические поперечины. В середине створок сохранились приваренные к полотну створок пятиконечные звезды непонятного в сумерках цвета. Справа от ворот был облезлый домик с заложенными красным кирпичом окном и дверным проемом. Все понятно: когда-то за этим забором была расположена воинская часть, потом ее «сократили» и передали ее строения под склады и другие остро необходимые коммерсантам нужды. А эти ворота — бывшее запасное КПП на случай срочного вывода техники.

Впереди, на поперечной дороге, проехали несколько фур, за ними сразу — несколько внедорожников разных марок. Странно как-то... что могут делать в одной колонне большегрузы и внедорожники? На охрану не похоже, не ездят они колонны сопровождать с барахлом в багажниках на крыше. Или я просто об этом не знаю? Нет, нужно поскорее дойти до остановки, и на вокзал — много чего может происходить на окраинах Москвы, чему не хочется быть свидетелем. Может, срабатывает этакий стереотип — боязнь оказаться «не в том месте и не в то время»? Меньше нужно боевиков смотреть, елы-палы, подумал я, но шаг ускорил. Рюкзак весил не очень много — все тяжелое и/или объемное барахло ехало на ПМЖ коробками в контейнере. А с собой — взял самое необходимое, или по крайней мере то, что я таковым считаю. Расчетное время в пути - один-два дня, не выходя за пределы автобусных маршрутов, поэтому тащить с собой вещи и еду на пределе человеческих возможностей смысла не было. И вообще, меня в соседнем городе родня ждет уже несколько месяцев, некогда мне ваши загадки разгадывать...

За бетонной оградой что-то периодически взрыкивало двигателями, громыхало железом, скрипело на поворотах — несмотря на вечернее время, работали какие-то краны, что ли: время от времени раздавались чуть слышные звуки сирены, мелькали разноцветные отблески... Внутри периметра на столбах тоже не хватало работающих ламп, поэтому машины пользовались светом своих фар. Иногда свет фар отражался от других машин, освещая видимую за краем забора кирпичную стену довольно большого ангара.

«Над страной дураков опустилась ночь, и на поле чудес закипела работа» - почему-то вспомнился армейский афоризм. Ну, почему же сразу «дураков»? Если работают, значит, им за это дело платят, возразил я сам себе.

Под ноги попалось несколько небольших кусков раскрошенного бетона, хорошо хоть, без торчащей арматуры, и разбитых вдрызг кирпичей. Боковым зрением в свете фонарика я уловил — что-то изменилось. А, точно: несколько бетонных плит в заборе были гораздо светлее предыдущих и последующих. Внизу, под плитами, валялись куски застывшего раствора, как будто кто-то не очень давно торопливо замазывал щели после установки новых плит взамен упавших старых.

Рев двигателей за оградой поутих, теперь работали только один или два. Видимо, остальных загнали на стоянку, чтобы не мешали. В вечерней тишине стало хорошо слышно, как кто-то командует: «Давай, загоняй на эстакаду!». Зарычал на перегазовке мощный дизель, забрякало железо, и секунд через тридцать все затихло.

Раздался металлический лязг, как будто захлопнули створку ворот в боксе автопарка. Приглушенно заныла сирена.


Позади меня послышался приближающийся рев двигателя, и я на всякий случай прижался к забору — вдруг у водителя плохое зрение, например.

Зашипела пневматика тормозов, КАМАЗ затормозил рядом со мной, обдав клубами солярного перегара, и бодрый голос сверху спросил:

- Мужик, далеко собрался? Может, подвезти?

- Да мне тут пять минут пешком, спасибо, сам дойду.

- Так ты на последний автобус опоздал, в курсе?

Ё-ё-ё... Уже почти ночь на дворе...

- А куда едете-то?

- Тебе куда надо?

- Да вообще-то на станцию, хотел на электричку успеть.

- Залазь, мы как раз в ту сторону едем — работяг после смены везем.

Я подошел к машине, это была оставившая лучшие годы своей автомобильной жизни далеко позади «вахтовка» на шасси КАМАЗа. Сбоку приоткрылась дверь, и мне дружески протянули руку. Засунув фонарик в карман, я схватился за нее, влез внутрь. Что-то тут не... в лицо пахнуло чем-то неприятным, и последнее, что я услышал, было: «И турист пригодится, хотя чего с него взять... Богатые пешком не ходят... Ладно, там в Дагомее или еще где сами разберутся... Нет, рюкзак не трогай — пусть ему на память останется...», раздался чей-то смех - и тут свет померк. 

23 число 2 месяца 23 года, полдень. База по приему переселенцев «Россия».

  Прохлада позднего вечера почему-то сменилась удушливой жарой. Я неохотно открыл глаза — и тут же снова закрыл. Потом открыл еще раз — нет, картинка не поменялась. Не было видно ни хрена, совершенно. Разве что лучи солнца проникали сквозь какие-то дырочки в окружающих меня стенах. «Какие еще «стены», я же по улице шел? Потом вроде в машину садился... И тут я вспомнил, что собственно мне показалось «не так»: все сидевшие в вахтовке, кроме пары человек, явно крепко спали, были очень коротко подстрижены и одеты в одинаковые робы непонятного цвета. Оба-на...

Тут я понял, что лежу на каких-то коробках, ребро одной из которых больно впилось мне в поясницу. Пришлось медленно подыматься, скрипя коленями и попутно проводя инвентаризацию. Руки-ноги-голова были на месте, только сползшие на нос очки почему-то запорошило пылью. Ай... Руки оказались смотаны скотчем. Ни хрена себе!..

Так... Что мы знаем о скотче? Он липкий, им удобно сматывать все что попало, в том числе и руки... Хорошо, что к какому-нибудь дрыну не привязали, фиг бы тогда встать удалось. Интересно, интересно... В окружающем полумраке ничего с острыми углами рассмотреть не удалось. Ну, что бы на моем месте сделал Гудини? Он вроде от наручников освобождался. А от скотча ключей не бывает... Зато есть «ключевые движения», я же только недавно видел ролик на Ютьюбе, как это там делала девчонка...

Медленно-медленно, чтобы не повредить скотчем кожу, я стал подымать одновременно обе руки над головой и заводить их как можно дальше за голову, и так же медленно опускать их вниз. И повторял эти движения, пока не решил, что уже достаточно. Затем постарался рывком развести руки локтями в разные стороны. Скотч с треском лопнул!!! Да!!!

В кармане обнаружился фонарик. «Добрые какие... даже фонарик не сперли...» Я щелкнул кнопкой — светит он или нет. В белом свете можно было разглядеть ребристые стены и потолок, и кучу коробок, некоторые из них были смяты моим телом. На полу лежал мой рюкзак, заляпанный какими-то грязными пятнами.

Блин, я вам что — Чебурашка, что ли? Вы бы мне еще сюда ящики с апельсинами поставили...

Я толкнул створку дверей своей темницы — она качнулась, но практически не поддалась. Так, «замуровали, демоны!..» чего у меня тут есть тяжелого под рукой-то? Разве что голова...

Со всей дури я саданул ногой в середину дверей, что-то с треском отлетело и зазвенело... по бетону или асфальту, на слух не поймешь. Ладно, «Всем выйти из сумрака!..»

Я вышел из железного ящика, оказавшегося покрытым ржавчиной морским контейнером, стоявшим в длинном ряду среди точно таких же. На мое счастье, двери контейнера были закрыты не как положено, а просто прикрыты на «проволочку», поэтому мне и удалось выбраться, иначе бы колотил по дверям до посинения.

От видневшихся неподалеку ворот ко мне уже быстрым шагом спешил военный. Странный он какой-то, форма и снаряга на нем - как из американского боевика. Янкесов-военных вживую я раньше вблизи не видел, происходящее напоминало новостной репортаж из какой-то страны вроде Афганистана. По климату — вполне похоже, кстати. (Какого хрена?Что, под Москвой телепорт смастрячили втихую?) Вблизи вояка оказался ниже меня — его голова чуть возвышалась над моим плечом. Даже с учетом навешанных на него военных приблуд, я в своей куртке с пододетым свитером казался гораздо массивнее него. Ну и чего тебе от меня надо, «военная угроза»?

- Sir, can I see your ID?

-???

- Sir, do you understand me?

- Where is Sarah Connor? - загробным голосом спросил у него я, блеснув стальными коронками на зубах.

Если бы проводился чемпионат по прыжкам в сторону — у этого военного были все шансы стать победителем. Но шутка могла плохо кончиться — он передернул затвор, шустро направил на меня свой карабин М4 и истерично заорал:

- FREESE, DON'T MOVE!

- Slow down, friend, please! I'm just tourist...

Эк тебя, родной, торкнуло. Ни фига у вас, буржуинов, нет чувства юмора. И фильм ты помнишь плохо — против Терминатора твой малокалиберный карабин не проканал бы. Я очень медленно, двумя пальцами, вытянул из нагрудного кармана куртки свой паспорт с вложенным авиабилетом «Крайний-Домодедово» и протянул ему. Паспорт был обычный российский, даже не «загран».

Он немного успокоился, опустил карабин, но ствол в сторону не отвел:

- No sir, I need your New World ID, the one that you got in immigration department.

- I got only Russian's passport, soldier, sorry, - ответил я.

Он почему-то передумал расстреливать меня на месте и забубнил в гарнитуру, прицепленную к разгрузке на плече, какую-то неразборчивую белиберду. Я уловил только «fucked, crazy, russian, moron» - вот гад, думает, я его не слышу!

Из-за угла здоровенного ангара с ревом вылетел Хаммер песчаного окраса с пулеметом на крыше. Как я помнил из фильмов, здоровенная железяка на турели использовала патроны 50-го калибра. Шутить почему-то сразу расхотелось.

- Сэр, пожалуйста, пройдите с нами! - обратился ко мне на хорошем русском языке вылезший из Хаммера военный с какими-то нашивками, видимо, старший смены.

- С удовольствием - ответил я и полез в кузов этого монстра на колесах.

Но не удержался и, повернувшись в сторону коротышки, многозначительно произнес крылатую фразу:

- I'll be back!

Старший, увидев отразившееся в зеркале лицо солдата, с трудом удержал рванувшийся наружу из организма смех, захлопнул дверь и машина не торопясь покатила в сторону видневшегося неподалеку одноэтажного здания.

Почему я отвечал им, почти не задумываясь? Школа, четыре года «изучения» английского языка в институте, затем просто для тренировки — перевод технических текстов... Да, я не разбирался в тонкостях времен и подробностях вычурных сленговых ругательств, не помнил наизусть все неправильные глаголы, но какой-то, пусть и небольшой, словарный запас в памяти все-таки был. Радиолюбительская практика дала скромный навык разбирать иностранную речь на слух, часто среди помех. Конечно, вести философские беседы со сливками общества я не возьмусь, но записать позывной станции, имя собеседника и оценку качества связи мне вполне по силам. А мой чудовищный «русский акцент» - да фиг с ним, лишь бы понимали, и ладно!


Что было у меня с собой ценного? Наличных денег — разве что на проезд, банковская карточка, на которой тысяч десять рублей. Сами понимаете, ну что может взять из вещей человек, рассчитывающий в течение дня-двух добраться домой — конечно, на всякий случай штаны-майку-рубашку, зубную щетку, бритву и прочие мелочи. Но, как любой нормальный радиолюбитель, я тащил в рюкзаке не только это.

В наружном кармане рюкзака лежала двухдиапазонная китайская УКВ радиостанция, с помощью которой можно было послушать по дороге работу Московских радиолюбителей, или вещательные FM-радиостанции, если было настроение.

В самом рюкзаке в отдельный пакет были упакованы миниатюрный телеграфный трансивер КХ-1 фирмы Elecraft, пара кусков мягкого провода разной длины — для антенны и противовеса, наушнички-вкладыши и телеграфный ключ. (Азбуку Морзе пришлось выучить во время срочной службы, когда в учебном полку нас готовили как радиотелеграфистов и «механиков радиостанций средней мощности». С морзянкой было как с ездой на велосипеде — если раз научился, потом вспомнишь быстро.) В другом пакете, замотанный в полотенце, лежал трансивер размером с полторы магнитолы и пару килограмм весом - FT-857D с гарнитурой, пожалуй, самое ценное мое имущество на данный момент.

Также в другом кармане лежали складной нож, аккумуляторы для фонарика, зарядки для всех девайсов, и — самое главное - «кассета» для трех аккумуляторов, с припаянными к разъему проводами. Разъем был нужен для подключения к тому самому малышу КХ-1, которому нужно было 8-12 Вольт, т. е. теоретически я мог выйти в эфир в любом месте, где нашелся бы подходящий «дрын» для подъема антенны.

Еще где-то в середине рюкзака был нетбук хорошо известной фирмы, за который я сейчас опасался больше всего - не разбилось бы чего внутри нежного аппарата...

Ну, и еще в рюкзаке и его карманах была куча другой мелочевки, которые вспомнить навскидку оказалось затруднительно. Нет, полную инвентаризацию и проверку функциональности наличного имущества я лучше отложу на более позднее время.

Обо всем содержимом рюкзака конвоирам знать было совершенно необязательно. Пусть лучше с контейнером разбираются, двадцать тонн перемешанного груза у них разобрать, рассортировать и «найти спрятанные концы» - за пять минут вряд ли получится.



Меня попросили пройти в дверь с номером, но без таблички с именем, абсолютно не выделявшуюся среди множества других дверей в длинном коридоре. Провожатый поставил мой рюкзак возле стола, за которым сидел военный в форме, и после кивка босса мой конвоир вышел из кабинета. Метрах в двух от входа стоял кулер с баллоном воды, и почему-то сразу захотелось пить — на нервной почве, наверное.

- Здравствуйте, я лейтенант Джон Райнер — обратился он ко мне на русском языке, причем говорил с акцентом, напоминающим прибалтийский.

- Называйте меня Алексом, наверное, так вам будет привычнее.

- Хорошо, мистер Алекс. У вас нервы крепкие?

- Ну, вообще-то я много чего пережил, лейтенант.

- Тогда, скорее всего, вы нормально воспримете то, что я вам сейчас скажу.

- Тогда дайте стакан воды, пожалуйста, а то в горле пересохло, да и упарился я в теплой куртке, если честно...

- Я представляю один из отделов Ордена...

- Какого ордена, монахов-капуцинов, что ли? Или саму Святую Инквизицию?

- Нет, наша организация называется «Орден». Мы занимаемся переселением людей в этот мир, с целью его освоения.

- Надеюсь, это не то место, что обычно называют «загробным миром»?

- Нет, как видите, тут все почти как на Земле. Климат — похож, только в сутках у нас тридцать часов, год длится больше, и животный мир гораздо опаснее земного.

- Значит, мы на другой планете??? А психиатры у вас тут есть, мне хотелось бы пообщаться с ними, ну так, на всякий случай...

- Я не шучу. Вы действительно не на Земле. Обычно сюда попадают через так называемые «Ворота», причем совершенно добровольно, берут с собой то, что считают необходимым. Многие — со своим транспортом. А вот как Вы (он выделил обращение ко мне интонацией) сюда могли попасть — мне непонятно.

- Мне, кстати, тоже...

 Его взгляд задержался на моих часах - «Амфибии» с символикой «ножевого» форума на циферблате.

- Здесь земные часы бесполезны, вы убедитесь сами. Я ведь сказал, что в сутках у нас тридцать часов, причем в последнем часе семьдесят две минуты.

Тут раздался быстрый и какой-то нервный стук в дверь, и лейтенант поднялся и подошел к чуть приоткрывшему дверь военному. Тот тихо сказал ему несколько фраз, лейтенант почему-то чуть изменился в лице, быстро глянул на меня и закрыв дверь, вернулся за стол.

- Что вы можете сказать о контейнере, который сейчас стоит на площадке за ангаром?

- А почему я что-то должен о нем говорить? На нем что, моя фамилия написана?

- То есть вы не знаете, кто именно его туда привез?

- Ну, вообще-то у вас там недалеко пост стоит, они могли видеть машину, с которой его сняли.

- В то время они делали обход территории. Камеры наблюдения тогда дали сбой, поэтому записи тут не помогут.

- Честное слово, не имею к нему никакого отношения, что там внутри — мне неизвестно, я по коробкам не шарился.

Он сделал вид, что поверил.

- Дайте, пожалуйста, ваши документы.

Я протянул ему паспорт со вложенным авиабилетом (блин, и чего я билет в карман сразу не переложил-то?).

Он пролистал все страницы паспорта, мимоходом глянув на «прописку», отложил его в сторону. Взял билет, начал разглядывать. Потом перевел взгляд на лежавший рядом с ним на столе планшет, на экране которого были какие-то таблицы. Он достал из выдвижного ящика стола увеличительное стекло и стал тщательно рассматривать все надписи на билете, как филателист-коллекционер мог бы изучать попавшую к нему марку стоимостью пару миллионов долларов.

 - Вы воспользовались этим билетом?

- Ну да, как иначе меня в самолет пустили бы?

- Что у вас в рюкзаке? Есть оружие, наркотики?

- Я несколько часов как с самолета, лейтенант. Если бы у меня в рюкзаке было то, что вы сейчас назвали — со мной беседовали бы сейчас совсем другие люди, и не здесь.

- Вы правы, мистер. Мы проверили бумаги, оказавшиеся в контейнере вместе с товаром. Вашей фамилии там нет, - продолжал лейтенант. - На наших «Воротах» технических сбоев сегодня не было, система работает, но грузы уже не принимаем из-за «мерцания» канала. Забыл вам сказать — все работает только в одну сторону, отправить вас назад — не получится. Разве только телефонный звонок можно организовать, если денег у вас хватит.

Ага, сейчас... Я что, выгляжу как скучающий миллионер на отдыхе?

Пальцы рук предательски задрожали. Я потер лицо и попросил еще воды — ощущение было совершенно похмельное. Даже встать со стула сейчас было бы непосильной задачей.

- Значит, давайте сделаем так: вы дадите подписку о неразглашении обстоятельств вашего появления на Базе «Россия», а мы поможем вам устроиться на новом месте...

- А как же охрана базы, они-то в курсе, по крайней мере — те, кто стоял с той стороны?

- Если они только откроют рот и скажут хоть слово на эту тему — через час будут собирать вещи, через два отправятся на новое место назначения. Будут гонять бандитов по окраинам местной цивилизации, без права вернуться в более-менее крупные города.

- Жестко тут у вас...

- Иначе нельзя, дисциплина должна быть железной.

- Хорошо, а что со мной будет дальше?

- Всем проходящим по программе как «Вынужденные переселенцы» выдается пособие — одна тысяча экю. Вам будет оформлено местное удостоверение личности — так называемый ID (ай-ди)...

- А, теперь понял, что они у меня спрашивали...

-...также мы дадим вам возможность добраться до Порто-Франко на поезде. А дальше - устраивайтесь сами, нянек рядом не будет.

- Хорошо, давайте договор, где тут у вас кровью расписаться нужно...



Меня препроводили к официально улыбающейся девушке, она представилась, но имени я не запомнил, в голове непрерывно вертелось «...возврата нет... возврата нет...». Она быстро сфотографировала меня на фоне висящего здесь же на стене квадратного куска матового пластика, и спросила: какое имя и фамилию я хотел бы получить здесь?

- А что, старые не подходят?

- Нет, просто здесь Новая Земля, многие хотят начать здесь жизнь «с чистого листа» и берут себе новые имена и фамилии.

- Тогда пусть будет Алекс Долин — чем короче, тем лучше, а то будут постоянно перевирать, как предыдущую...

Через несколько минут у меня в руках оказался пластиковый прямоугольник, с моей фотографией, очень напоминающий пропуск для проезда на закрытые объекты староземельного полигона. Свой российский паспорт я решил оставить — мало ли что, «случаи, они разные бывают...»

Девушка потрогала меня за рукав рубашки (я уже успел переодеться в туалете, так как в куртке и свитере рисковал получить тепловой удар), и я понял, что она о чем-то меня спрашивает.

- Что, простите?

- У вас есть оружие?

- Конечно, нет. А что, здесь его можно взять?

- Ну, не «взять», а купить. На Новой Земле от наличия оружия в руках и умения им пользоваться будет зависеть, как долго вы останетесь в живых. На ваш счет уже зачислена одна тысяча экю. Если у вас есть деньги, лучше поменяйте их здесь на базе — в других местах Новой Земли их нигде не принимают. Многие поселенцы тратят значительные суммы на оружие, но вам я бы порекомендовала внимательнее относиться к выбору, чтобы потом не пожалеть.

- А где оно тут у вас?

- Рядом, в арсенале, - она показала рукой направление. - Если хотите, можем пойти туда прямо сейчас — все равно канал сильно «мерцает», и на сегодня работы не будет.

После ритуальных прививок от кучи неведомых болезней я почувствовал себя подопытным кроликом, на котором испытывают вакцину от неизлечимой болезни. Но желание покрутить в руках стреляющее железо оказалось сильнее, чем неприятные ощущения от лекарств, и мы пошли в магазин мечты, который почему-то называли словом «Арсенал».

Хотя, не все мечты сбываются, как и не все йогурты одинаково полезны. Ценники откровенно повергали в уныние — несчастная тысяча экю никак не могла растянуться до бесконечности, как обычный человек не может напоить вином из одного кувшина целую толпу жаждущих.

Чувствуя себя маленьким ребенком, который потерял маму с толстым кошельком в гипермаркете, торгующем игрушками, я бродил между стоек. Девушка присела на стул за стойкой и стала в очередной раз перелистывать какой-то изрядно потертый дамский журнал со старой Земли.

Руки пришлось держать за спиной, чтобы не лезть ими куда не надо и ненароком не сковырнуть со стеллажей дорогое железо — после сильного отравления усыпляющим газом вестибулярный аппарат заметно сбоил, и меня ощутимо пошатывало, а принятые лекарства вызывали озноб и тошноту. Хотелось просто заползти куда-нибудь в темный угол, укрыться одеялом с головой, как в детстве, и чтобы утром все оказалось так, как было раньше. Но стойкий запах оружейной смазки постоянно возвращал меня к текущему моменту.

Я трезво оценивал свои возможности. Брать снайперскую винтовку пока смысла нет — не то зрение, стрелять дальше 300 метров я не пробовал никогда. Правда, разок удалось съездить на стрельбище со знакомыми, пострелять из Сайги 7,62 х 39. На расстоянии около 300 метров с открытого прицела я попал в цель три раза из трех, стреляя по самодельной грудной мишени. Понятно, что по войсковым требованиям мишени и дистанции должны быть другими, но тогда меня это мало волновало, важен был сам факт: «Могу!»

Ясно, нужен автомат. Тогда выбор однозначен — хочу знакомый со школьных уроков НВП «Калаш»! Порядок сборки и разборки за годы успел отложиться в самые глубинные участки памяти, так что проблем быть не должно. Ценник, где ценник... 550 экю — охренеть!.. Захотелось ляпнуть что-то вроде «- Девушка, давайте я вам прямо тут и сейчас на столе спляшу, а вы мне пару сотен с цены автомата скинете!..» Но когда я повернулся к столу, дурацкая шутка застряла комком в горле.

С самого края в ряду «Калашей» стояла пара довольно потертых экземпляров, на ценниках стояло «450».

- А что с этими не так?

- Видите, они не с резервного хранения, ими успели попользоваться, и они заметно утратили «товарный вид». Но наши специалисты проверили их в тире — стволы хорошие, автоматика работает отлично.

- Хорошо, тогда давайте вот этот... И патронов сотню.

- Пистолет выбрать не хотите?

Я вспомнил о том, что кроме оружия мне понадобятся еще продукты и жилье, и отрицательно покачал головой:

- Нет, буду умело действовать штыком и прикладом!

Уставов она не читала, поэтому шутку оценить не смогла. Но оружейная сумка среднего размера «на халяву» мне все-таки перепала — видимо, она что-то знала о том, как я появился на Базе, поэтому стремилась как можно скорее от меня отделаться. Ничем другим я объяснить ее щедрость не мог, если только она не питает тайных симпатий к начинающим лысеть мужикам в очках...

С рюкзаком и опечатанной в арсенале сумкой я вышел на улицу. Снаружи было довольно жарко, и солнце сильно слепило даже через фотохромные линзы. Пришлось снова лезть в один из карманов рюкзака и доставать страйкбольные очки — китайскую «копию» изделия фирмы ESS (уцелевшие благодаря жесткому чехлу) с установленным темным стеклом. Что мне в них нравилось — так это наличие вставки под диоптрические линзы. Сейчас все нужно видеть четко и без рези в глазах...



Орден делает вид, что совершенно ни при чем. Почему-то я им верю. Им абсолютно не нужен геморрой с контейнерами и русскими туристами. На этом денег не заработаешь, от этого одни проблемы, а проблем никто не хочет.

 Нет, ребята, за что-то на меня Вселенная очень рассердилась...


 


 Когда я шел на станцию, машинально пиная камешки, попадавшиеся под ноги, меня прямо таки «раздирали» противоречивые чувства. Новый мир — это, конечно, хорошо, но другие-то сюда сами ехали, готовились заранее как-то... А тут — сунули в зубы тысячу (от которой уже осталась половина), выдали местный документ и дали пинка под зад. Да фиг с ними, где наша не пропадала! Придется на себе проверить рассказы о том, что мои соотечественники могут выжить в любых условиях.

 По дороге мне встретился тот самый орденец, который отвозил меня на «Хаммере» с контейнерной площадки в офис. Он спросил меня:

- Что, идете на поезд? До него еще два часа.

- А что мне тут делать? Посижу на станции, расспрошу, где в городе можно поселиться незадорого...

- Сразу могу сказать: в северо-западные районы лучше только ходить развлекаться, там все «красные фонари» расположены. Жить лучше в других местах.

- Хотя бы примерно можете сказать, что там и где?

- Чем ближе к берегу и дальше от порта — тем жилье дороже. Хотя, многое зависит от самого дома, а не только от его расположения. В южном районе можно снять комнату подешевле.

- Сами там жили где-нибудь? - решил я уточнить.

- Нет, только в мотелях ненадолго останавливался. Но у меня в Порто-Франко есть дальняя родственница, у нее большой дом, в котором она сдает комнаты. Если не пугает жизнь «гостиничного» типа, то можете поселиться там.

- А что она за человек? Не сильно вредная и страшная? - тут мы оба посмеялись от души.

- Нет, она на актрису очень похожа, которая со Сталлоне снималась.

- Это на ту старушенцию из фильма «Стой, а то мамочка будет стрелять!», что ли? - ужаснулся я.

Сержант засмеялся так, что согнулся пополам и у него на глазах выступили слезы.

- Нет, на молодую, из «Разрушителя»... - сумел он выговорить в конце концов.

У меня немного отлегло от сердца. Хотя, неизвестно еще, что лучше... Сержант протянул мне визитку, на обороте которой он написал адрес:

- Если решите зайти, можете передать ей привет от меня.

Мы пожали друг другу руки, и я с немного улучшившимся настроением пошел на станцию. Есть и в Ордене нормальные люди, оказывается! Теперь можно будет в дороге не донимать соседей по вагону глупыми вопросами, а спокойно таращиться в окно на местную природу. Почему-то мне кажется, что первоначальное знакомство с местной живностью лучше осуществлять с максимально возможного расстояния...  

24 число 2 месяца 23 года, вечер. Территория под протекторатом Ордена, г. Порто-Франко.

 Хозяйка дома была женщиной неоднозначной, как ни посмотри. На вид ей было примерно лет тридцать-тридцать пять, и на обложке модного журнала вряд ли захотели бы поместить ее фотографию. Нет, она не была дурнушкой, просто жесткое выражение глаз не очень подходило для фотомодели. С прической она особо не заморачивалась — просто небрежно стянула рыжеватые (крашеная, что ли?..) волосы в «хвост» сзади, и все. Одета миссис была очень просто — разноцветная бесформенная блузка-«сеточка», максимально скрадывающая очертания всего, что под ней было, светлые просторные брюки и легкие сандалии. И сейчас она мне напоминала Сандру Буллок не в фильме «Разрушитель», а в роли персонажа из самого начала фильма «Мисс Конгениальность» (кто смотрел фильм, тот поймет).

- Миссис Смит, - представилась она, когда я наконец смог добраться до нужного дома на небольшой улочке на окраине Порто-Франко и постучал в дверь с надписью «Управляющий». - Что вам угодно?

- Меня просили передать вам привет, - с этими словами я протянул ей визитную карточку, которую дал мне сержант. - Ваш родственник сказал мне, что вы можете помочь с недорогим жильем...

- Совершенно верно, он вас не обманул. Жилье в этом доме действительно недорогое, практически по цене «коек для беженцев».

- А с чем это связано? Очень опасный район?

- Нет, преступность здесь маленькая. Просто добираться до работы далеко, комнаты небольшие, ванной нет, только душ, кухни тоже нет — только маленькая СВЧ-печка.

- Можно посмотреть?

- Да, пойдемте.

(Удивительно, но мой корявый английский она понимала очень хорошо. Наверное, у нее бывали постояльцы, разговаривавшие еще хуже меня...)

В этот момент из двери степенно вышел большой кот, внимательно посмотрел на меня, затем мимоходом потерся о мои ноги, мявкнул и пошел дальше по своим неотложным делам. Хозяйка слегка удивленно приподняла брови, но ничего не сказала, и мы с ней пошли смотреть потенциальное жилье.

Комната на первом этаже оказалась действительно «небольшой». Она напоминала однокомнатную «хрущевку», заметно ужатую по ширине. Ну, вы знаете — где окно на балкон соседствует с дверью на него же. Только вместо балкона была дощатая веранда, которую отгораживал от улицы барьер из вертикальных, установленных «наискосок» досок. Поверху барьера, на высоте чуть ниже груди, шли широкие перила. В конце веранды была лестница на второй этаж.

- Здесь не очень хорошая звукоизоляция между этажами, но сейчас над вашей комнатой никто не живет.

- Ясно. Скажите, а как здание защищено от молний?

Она удивленно посмотрела на меня.

- Вы что, боитесь грозы?

- Да, после прочтения «Мертвой зоны» Стивена Кинга.

- «Громоотвод» располагается с другого конца здания. А вообще-то, здесь еще не было пожаров от удара молнии.

- Спасибо, вы меня успокоили...

 (На самом деле меня интересовало — как далеко от моей комнаты будут расположены массивные и/или протяженные металлические предметы. Зачем? Это будет ясно позже.)

 В противоположной от двери стене была дверь в «совмещенный санузел».

 - Вода только холодная.

 - Не страшно, бывало и похуже.

Еще в комнатушке был небольшой столик возле окна и табуретка под ним. Над столиком — пара универсальных электрических розеток — под «плоские» и «круглые» штырьки на вилках, вот за это — отдельное спасибо, даже не мечтал. Вполне царские условия.

- Хорошо, договорились. Когда можно заселяться?

- Да хоть сейчас. Только непременное условие: никаких пьянок и девиц, для этого в городе есть специальные заведения.

- Хорошо, миссис Смит, это условие меня устраивает больше всего... 

23 число 3 месяца 23 года, вечер. Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко.

   В Порто-Франко у меня есть друг.

Ну, «друг» - это условно. Не знаю, кем он считает меня. У него свой образ мыслей — потому что он вообще не человек. Он — кот.

Я дружу с котом хозяйки дома, в котором и снимаю свою «каморку под лестницей». Жилье обходится неприлично дешево, потому что район далек от центрального, и многие дома здесь больше напоминают бараки. Но, как ни странно, тут очень чисто, нет перевернутых мусорных баков на улице, никто не бросает окурки мимо урн — просто тут не курят на ходу. Да и тихо здесь...

Так как мусорные баки закрываются крышками, кот не может добраться до кухонных отходов, чем он очень недоволен. Но все равно он каждый день упорно обходит эти баки кругом, не теряя надежду наконец узнать, что же там есть внутри потенциально вкусного.

Хозяйка кормит его по расписанию, взвешивая порцию на маленьких весах. Экспериментирует со «здоровым образом жизни», что ли? Но кот — не лабораторная крыса, посаженная в клетку, он послушно съедает то, что ему положили в миску, благодарно трется о ногу хозяйки и тут же уходит искать «добавку».

Еще бы — здоровенному коту серо-коричневого «камуфляжного» окраса явно не хватает калорий на поддержание габаритов своей мощной фигуры. Поэтому он ловит все, что шевелится, и не спеша поедает. Если попавшаяся на зуб живность окажется ему недостаточно аппетитной, то он приносит ее к хозяйским дверям — для отчетности, так сказать. Раздается привычное взвизгивание хозяйки — пугливая она у нас (и при этом очень громкоголосая), потом она благодарит своего верного котика и уносит добычу на совке в мусорный бак, держа совок на вытянутых руках. Потом, естественно, котику выделяется внеплановый кусочек чего-то (по мнению хозяйки) вкусного. Он опять трется о ногу хозяйки с чувством выполненного долга идет по своим делам. Но нужно отметить, что мелкая живность рядом с домом практически не попадается — кот бдит, выполняя роль этакой санэпидстанции. Ядовитых насекомых он не трогает, да они сюда и не часто заползают — травы нет, спрятаться негде.

Хозяйка зовет его Fluffy («Пушистик»), я зову его Васькой, а он делает вид, что откликается. Коты, они такие... сами по себе. Хотя что-то он все равно чувствует.

Когда вечерами сижу на веранде, он тихо подходит и садится рядом. Мурчать не мурчит, даже если его гладишь. Но почему-то любит прислоняться к моему боку, как будто греется, хотя на улице сейчас далеко за плюс тридцать по Цельсию. Я даю ему то кусочек сыра, то отрезок колбасы — он не отказывается, и аккуратно начинает есть. На Новой Земле еще не начали добавлять колбасу всякую гадость вроде консервантов и красителей, поэтому хотя срок хранения и меньше, она кажется гораздо вкуснее староземельной.

А еще у кота — навыки разведчика-диверсанта. Не верите? Я и сам обалдел...

Мы с ним не любим соседа из дома напротив. Сосед — поляк (по крайней мере, приехал сюда из староземельной Польши). Работал в банке, но потом что-то там случилось, и больше он там не работает. Сейчас он — перебирает бумажки в одной из многочисленных контор, занимающихся поставками. Как ни крутится, подняться на прежнюю высоту ему не удается, поэтому хорошего настроения у него не бывает никогда. Обо всем этом мне «по секрету» поведала громогласная хозяйка дома, которая знает, кажется, все и обо всех живущих на этой небольшой улочке на окраине Порто-Франко. К тому же около его дома периодически появляются довольно мутные личности, портреты которых так и хочется поместить в галерею Ломброзо как яркие примеры правоты его теории.

Я однажды сдуру попытался с ним поздороваться по-русски — все же славянин, как-никак. И тут же нарвался на шипение «Пся крев, курва рядяньска..» и перекошенное в отвращении лицо. Желание продолжать знакомство мгновенно испарилось.


Кот пару раз не успел убраться у него с дороги, и сосед не преминул придать ему должное ускорение с помощью пинка. Если бы он знал, на что себя обрекает!..

Вскоре его крыльцо стало источать специфическое благоухание. Кто когда-либо держал котов дома, тот знает, о чем я говорю. (Март, кошачьи песни, если не выпускать на улицу — то ай-яй-яй...) Честное слово - я здесь был ни при чем, кот старался за нас двоих.

Нет, кот не стал орать все ночи напролет у него под окнами, мешая спать обидчику, а заодно и всем в округе - он стал метить столбы крыльца своего врага. Причем делал это так хитро, что сосед так и не смог поймать его на месте преступления, хотя и очень старался. Как только закрывалась внутренняя сплошная дверь, кот начинал поглядывать в сторону вражеского крыльца. Ему мешало отсутствие травы у дороги, где он мог бы спрятаться от взгляда противника, поэтому он начинал свои действия с наступлением темноты. Окно моей каморки выходило как раз в ту сторону, и можно было наблюдать картину в динамике. Разве что не маячить в окне слишком уж откровенно и не зажигать свет во время наблюдения.

В сумерках у края дороги появлялась тень. Она медленно перемещалась в сторону дома напротив, неотвратимо приближаясь нему. Это действие очень напоминало кадры из фильма «Челюсти», только скорость передвижения тени была настолько малой, что музыкальная тема прозвучала бы невпопад. В конце концов, тень поползала к одному из столбов крыльца, пристраивалась к столбу, делала свое дело и скользила вдоль стены дома уже с большей скоростью, не опасаясь попасть под взгляд из окна. В эти моменты мне даже чудилось, что я слышу ехидное кошачье хихиканье...

Через некоторое время даже забитый курением дешевых сигарет нос поляка почуял неладное. Естественно, он решил найти и покарать злодейскую тварь самым жестоким образом. Ха-ха три раза! Наш диверсант обладал острым слухом, поэтому отлично слышал поскрипывание досок пола за прикрытой дверью. Да и наружную сетчатую дверь поляк оставлял открытой, чтобы не снести ее во время молодецкого выпрыгивания из дверей. Котяра в первый раз чуть не попался, но услышал звук открываемой двери и со всех лап помчался, куда бы вы думали? Нет, не к спасительной хозяйкиной двери через дорогу, а в сторону соседнего дома по той стороне.

В том доме приживал вместе с пожилыми хозяевами сиамский кот весьма скверного нрава. Его характер был изуродован чрезмерным вниманием и огромной любовью хозяев к своему питомцу. Естественно, по ночам кота никогда не выпускали на улицу, отчего он тайно страдал. Явно страдать ему было уже незачем — хозяева свозили его к ветеринару, и несчастный сиамец лишился самого ценного. Доброты данное происшествие ему точно не прибавило, и желающие погладить милого котика должны были сначала запастись зеленкой и бинтами.

Пылающий жаждой мести сосед понесся к дверям дома, в сторону крыльца которого промелькнула быстрая тень. Мне из окна было довольно хорошо видно, что тень, громко скрежетнув когтями, пробежала по крыльцу и скрылась за углом дома, но поляк был точно уверен, что кот-злодей шмыгнул именно в этот дом.

Разыгравшаяся затем эпичная драма «Большие разборки на крыльце дома в пригороде Порто-Франко» была достойна пера известных драматургов, а запечатлеть на пленку этот момент должны были лучшие операторы Голливуда. Можно было даже попытаться выдвинуть фильм на Оскара — такими эмоциональными были реплики действующих лиц, включая разбуженного яростными воплями соседа кота-сиамца. 

30 число 2 месяца 23 года, полдень. Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко.

 Работать я устроился на местное кабельное телевидение, пытавшееся наладить нормальную работу системы. Ну, не на саму «головную станцию», конечно, а линейным монтером - ходить вдоль кабеля и смотреть, как «кривые сигналы идут по прямому проводу». До меня там работал какой-то итальянец, но о качестве его работы босс (весьма энергичный латиноамериканец) предпочел промолчать. Когда я начал трудиться и «нести искусство в массы», я понял, почему. Все было сделано слишком халявно. К тому же, импортный профессиональный алкаш ухитрялся за «жидкую» оплату подключать «левых» пользователей, причем делал это как попало. В результате страдали все — и «правые», и «левые».

Платили немного — около пятнадцати экю в день, но и работа была не сказать чтобы чрезмерно напрягающей. Конечно, первые несколько дней пришлось поковыряться, устраняя недоделки и откровенную халтуру предыдущего работника. Плохая изоляция, халтурно сделанные соединения, и прочая, и прочая... Обнаружив «халявное» подключение, я просто отключал подходивший кабель, крепил на него бумажку с нарисованными черепом и костями, ну и записывал адрес «потребителя». Правда, «данные» не подавал, до следующего нарушения. Пусть потом, если что, хозяин сам разбирается.



Для прокладки антенного провода пришлось выбрать ночь потемнее. Провод, оставшийся еще со старой Земли, был с наружной изоляцией темно-коричневого, почти черного цвета. Доски наружной обшивки нашего дома-сарая были потемневшими от времени, темно-серыми, с выступившими от длительного воздействия непогоды прожилками. Металлических деталей в каркасах и конструкции домов такого типа практически не использовали, за исключением гвоздей, молниеотвод располагался с другой стороны крыши, так что некоторые шансы на успех операции были. В случае, если все получится — у меня появлялась возможность с помощью КХ-1 принимать и передавать краткую информацию о состоянии дел. Если что-то будет мешать — придется в определенные дни выходить в саванну и совершать пешие прогулки, подыскивая место для очередного сеанса радиосвязи.

Город — не самое лучшее место для радиолюбителей. Многие из знакомых предпочитали на время соревнований перебираться «на природу» - на дачу, в деревню или просто в поле. В городе принимать слабые сигналы было непросто из-за сильной «замусоренности» эфира шумами от бытовой и компьютерной техники.

Порто-Франко город не особенно большой, и цивилизация в виде кухонных комбайнов еще не успела добраться до каждой домохозяйки. «Экономичные» лампы тут тоже пока были не в тренде. Вот повешу антенну на стену, и проверю, как оно будет.

Ступени на второй этаж я заранее полил водой, чтобы не будить их скрипом соседей. Рядом с окном проходила вертикальная доска, прикрывающая стыки горизонтальных досок обшивки. Я тихонько поднялся по лестнице на второй этаж и начал засовывать провод под вертикальную доску, начиная сверху, пропихивая его подальше обухом клинка ножа. Затем пришлось чуть потрудиться, отжимая ножом крепление оконной рамы — дом строили достаточно добротно, щелей между рамой и стеной не было.

Внутри комнаты было проще — можно было работать, не опасаясь случайных наблюдателей, поэтому окончание монтажа я перенес на светлое время суток, только свернул оставшийся провод в бухточку и засунул под дальний угол стоявшего рядом с окном столика, чтобы на первый взгляд ничто не бросалось в глаза. Вышел на улицу, еще раз проверил пальцами, не зажигая фонарик — нет, все нормально, провод из-под доски не вылезает. А теперь можно и поспать, хотя бы до рассвета, вставать придется рано — будем слушать эфир Новой Земли в первый раз...



Я с замиранием сердца подключил разъем антенны к радиостанции. Аккумуляторы были заряжены давно, все проверено «насухую». Ну, вперед и с песней! Включил питание, нажал настройку антенны - все, станция работает нормально!

В наушниках послышалось дыхание эфира - по-другому это назвать трудно. Если слушать эфир в большом городе на Старой земле — скорее всего, слух будет раздражать несмолкаемое жужжание помех от мириадов различных электроприборов, большинство из которых можно было спокойно отключить, и никто бы даже не почесался. А здесь — практически как в казахстанской степи — можно вертеть усиление на максимум, а эфир — чистый! Люблю тебя, новоземельная «деревня»!

Станций было немного, все по делу. Телеграфа почти не слышал — ну да, его же учить надо, ха! (Хотя, сейчас все решаемо — ставим на компьютер небольшую программу, покупаем/делаем переходник к радиостанции и оп-ля! Мы крутые телеграфисты... По крайней мере, пока сигналы в эфире четкие.) С микрофоном проще: нажал — говори, отпустил — слушаешь. Это быстро понимали даже самые далекие от техники люди. Так, слушаем дальше... Вещательный диапазон... Идут еле слышные передачи на испанском, немецком, еще каком-то, ни фига не понятно, послушаю — может мелькнет узнаваемое название города, отмечу потом на карте.

Идем дальше, снова гоняем настройку по всем доступным мне диапазонам... Нет, «Говорит Москва» я так и не услышал, ни на одной частоте. Скорее всего, и нет мощного «дальнего» радиовещания на КВ — так, во многих городах есть FM-радиостанции с местными новостями, но мне они пока не интересны.

Есть - услышал какую-то морзянку, идут переговоры — разобрал позывные трех станций. Но они пользуются своими, не радиолюбительскими кодовыми сокращениями, поэтому о чем они там общались — сие тайна великая есть. Для начала неплохо, нужно понаблюдать еще несколько дней, потом будем делать выводы. Конечно, «Йеська» умеет гораздо больше, но и аппетит у нее соответствующий, а «кормить» ее сейчас нечем... Еще лучше бы контролировать эфир специальным сканером, но за неимением горничной... в смысле, за неимением гербовой бумаги пишут на простой. 

35 число 3 месяца 23 года, вечер. Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко.

 Когда вечером кот снова не успел убраться с дороги возле дома соседа, тот с радостным выражением лица уже было снова прицелился пробить в цель с ноги, но я громко крикнул с веранды:

- Эй, Гежик Пшездецкий, кота не трожь!

По моей интонации он понял, что обращаются к нему и злобно буркнул «...Курва...»

- Чё ты там жмешься, подползай сюда, побакланим про любовь к природе... - в моих руках откуда-то появился небольшой, скромный куботан, правда, без связки ключей. Когда я начал задумчиво вертеть его между пальцев, сосед резко передумал продолжать общение и юркнул в дверь своего дома.

Из-за дальнего угла нашего «караван-сарая» быстрым шагом вышла хозяйка, взяла кота на руки и скрылась в своей квартире, бросив на меня мимолетный взгляд.


А до этого, после нескольких неудачных попыток поймать вредителя «вручную», сосед решил воспользоваться достижениями науки и техники. Он откуда-то принес камеру видеонаблюдения и повесил ее у себя над крыльцом, потом протаскивал в дом кабель от нее, немилосердно его при этом изгибая и сдавливая. Ну-ну, давай работай, мастер Самоделкин...

В сумерках кот, как обычно, начал подбираться к цели своего визита. Над крыльцом раздалось легкое жужжание, затем все стихло. Кот передвинулся вперед еще на метр — над крыльцом снова зажужжало. Васька замер на месте — жужжание прекратилось. Почуяв неладное, наш диверсант развернулся и поплелся прочь вдоль дороги куда глаза глядят, типа «Я тут просто мимо проходил...» Очередной акт мщения ему пришлось отложить.

Кот стал экспериментировать и подкрадываться в другое время, когда становилось чуть темнее — камера исправно реагировала на движущиеся возле крыльца предметы. Васька слышал жужжание и удалялся на исходные позиции.

36 число 3 месяца 23 года, вечер. Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко.

 Следующим вечером миссис домовладелица постучала в мою дверь.

- Я услышала музыку, и поняла что вы дома. (У меня тихо бубнил включенный на проигрывание МР3-шек сотовый, который сейчас я использовал только таким образом — звонить было некому и незачем.) - Наверное, вы интересуетесь проходящими русскими конвоями?

- Конечно, я периодически захожу в диспетчерскую на транзитной площадке,

- У меня там в диспетчерской работают знакомые. Они мне сообщили, что завтра прибудет русский конвой.

- Отлично, большое спасибо! А то я уже стал думать, что они обходят Порто-Франко стороной. (Да и в лом было зря шататься по жаре через весь город, если честно...)

В это время у меня на сотовом зазвучала песня Визбора «Бригитта», и миссис прислушалась к музыке более внимательно. Когда песня закончилась, она спросила:

- Это ведь по-русски?

- Да.

- Там звучит имя «Бригитта», о чем эта песня?

- А вы не догадались?

- Нет...

- О женщине по имени Бригитта, певец говорит, что ее глаза озаряют ему дальний путь.

- Интересно... Кстати, мы так и не спросили имена друг друга. Меня, кстати, тоже зовут Бригитта.

- Александр... Хотя, зовите меня Алекс — так вам будет привычнее.

- Хорошо. До завтра, мистер Алекс. И спасибо вам за кота.

- До встречи, миссис Бригитта...


Сейчас я разглядел ее лицо более внимательно. На подбородке у нее была заметная «ямочка». Как утверждали физиономисты в когда-то прочитанной книге, «...женщины с углублением на подбородке ни в чем не уступают мужчинам. Они сильные, решительные и упорные личности, которые идут к заветной цели напролом. Такие женщины обладают огромной силой воли. Но ямка на подбородке говорит и о некой непредсказуемости - они склонны к совершенно неожиданным поступкам и резким перепадам настроения. Короче говоря, с ними не соскучишься, это — настоящие «загадки». Они всегда таинственны, непонятны и очень сексуальны. Безусловно, имеет место некая вспыльчивость, а иногда и приступы агрессии. С другой стороны, быстро остывают даже после самой сильной ссоры.» Интересно, врут или нет? Поживем — увидим, насколько она «яркая, темпераментная и привлекательная...»

Кстати, если верить этим же физиономистам, то верхние края ушей на уровне бровей, это признак высокого интеллекта. В сочетании с вышесказанным — вообще получается гремучая смесь. Надо же, какие незаурядные люди иногда встречаются в жизни. И что она тут делает?..

37 число 3 месяца 23 года, Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко.

 Утром я забежал к «телевизионному магнату» и сказал ему, что мне ну очень нужно попасть сегодня на конвойную площадку — хочу встретить конвой из России. Ну, что он мне мог сказать?

- Хорошо, сиди там хоть целый день, но за свой счет — оплаты не будет.

- Окей, босс — система работает нормально, мое присутствие не требуется. Если какой-нибудь идиот оторвет кабель от своего телевизора — пусть сидит и ждет до завтра, будет ему наука.

Босс ухмыльнулся и махнул рукой - «проваливай», мол.

Когда я доплелся до конвойной площадки, там было еще пусто. На окне диспетчерской был закреплен листок с надписью «Прибытие конвоя из протектората Русской Армии ориентировочно в 15.00». Да, зря так рано с работы ушел, можно было еще посоздавать «видимость работы», может, и полдня оплатили бы...

Наконец, долгожданная колонна вошла в город и машины начали расползаться по стоянкам. Я решил подойти к кому-нибудь из офицеров, завязать разговор, а там — сориентируемся по ходу дела.

О, а вот и КШМ-ка — появился ГАЗ-66 с фургоном характерной формы, над которым была видна решетка АЗИ и качались длинные хлысты вертикальных антенн. Он зарулил на стоянку, из кабины вылез водитель в камуфляже незнакомой разновидности, отошел в сторону и начал охлопывать свою форму, выбивая пыль. Хотя, чего там хлопать — одежду после длинного пути стирать надо, и долго...

Открылась дверь КУНГа, и оттуда сначала высунулась рука, закрепившая короткую металлическую лесенку, потом по лесенке тяжело спустился молодой грузноватый парень лет двадцати, видимо радист. Он был чем-то очень недоволен и нервно вытирал платком вспотевшее лицо. Интересно, что вместо отопителя на кузове был смонтирован кондиционер — заботятся здесь о военных, оказывается. Помню, у нас летом в машинах было ну очень «весело»...

К нему подошел другой военный, по виду — офицер, знаки различия на полевой форме отсюда было не разобрать.

- Сергей, ты что, рацию настроить не можешь? Почему тебя ни хрена не слышно?

- Да не получается ее настроить — настройку включаю, она крутит-крутит, а все бестолку — даже на прием нормально не работает.

Я насторожился. Что-то в этой ситуации было знакомое.

- Я даже лампы менял — ставил из ЗИПа. Ни хрена. Задолбала эта «сто одиннадцатая», лучше бы «сто двадцать третью» оставили.

- Что ты за связист такой, а? Разницу между ними не знаешь?

- Да знаю... там все проще было.

Вот он, мой шанс, мысленно плюнув через левое плечо три раза, я быстрым шагом подошел к ним и, бросив взгляд на его погоны, начал разговор:

- Товарищ капитан, разрешите обратиться?

Он с недовольным видом повернулся в мою сторону, удивился, что перед ним стоит какой-то посторонний гражданский и спросил:

- В чем дело?

- Да я понял, проблемы тут у вас есть с радиосвязью?

- А вам-то что?

- Так я это... немного понимаю в ремонте, могу помочь.

- У нас свои специалисты есть!

- А я вижу — что-то не ладится у него с ремонтом. Чем вы рискуете? Можно прямо на месте посмотреть.

- В мастерскую ее надо, - вмешался радист. - Пусть там с приборами смотрят.

- А может, все-таки рискнем? Денег за осмотр и ремонт не возьму.

- Ладно, черт с тобой. Но только я за тобой наблюдать буду, знаю я вас, ремонтеров... - наконец согласился капитан.

Залезли в КУНГ, и я стал проверять соединения кабелей и положение ручек на радиостанции. Капитан скептически смотрел на движения моих рук. Когда я начал по очереди проверять все предохранители на блоке питания, в его глазах появился интерес:

- Что, приходилось сталкиваться с такими?

- Да, только давно...

Я не стал рассказывать ему, что точно такие же радиостанции я чинил на протяжении почти полутора десятков лет — зачем портить интригу, правда?

Так, на блоке питания все было в норме.

Значит, пришла пора доставать из сумки отвертку. С возрастающим интересом капитан смотрел, как я откручиваю колпаки с ламп на боку радиостанции.

- Аккумуляторы заряжены? -спросил я.

- Да, нормально все — ответил радист.

- Тогда включаем.

- Без толку это все, в мастерскую надо везти...

- Погоди, не сразу Москва строилась. Книга по Р-111 есть?

- Да лежит в коробке с ЗИПом, толку-то...

Я хмыкнул и включил питание. Мда, вот чего конструкторы не сделали на ней — так это нормального шумоподавителя. Подождал пару минут и включил радиостанцию в режим настройки. А, движок «мослает» безостановочно, знакомое дело...

- Так, доставай книгу, и вытаскивай лампы.

- Ну менял я их уже на новые! Не помогает...

- Погоди отчаиваться, надежда умирает последней.

Так, нужный лист схемы, в ход идет вольтметр из сумки. О, напряжения на контактах в норме... Неужели «оно»? Прикрыв руками от взглядов радиста и капитана прибор, переключаю его на «Омы», тыкаю в гнездо ламповой панели... ЕСТЬ!!! Сердце забухало в два раза чаще. Неужели «Джек-пот»???!!!

- Солдатик, дай, пожалуйста, провода, какие есть у тебя?

- Ну, вот, толстые, тонкие, изолированные... - он протягивает мне коробку с кусками проводов.

Выбираю из них подходящий, снимаю несколько сантиметров изоляции, вставляю один конец проводочка в гнездо панельки ГУ-17, второй конец просовываю под винт крепления. Вставляю все лампы на место, снова включаю питание, опять жду пару минут. Смотрю на военных.

- Если сейчас нормально заработает, можно будет поговорить со старшим колонны? Присоединиться хочу.

- Заработает — тогда и поговорим, - отвечает капитан.

Ну, делаю глубокий вдох и нажимаю кнопку настройки. Пошла настройка усилителя, затем раздался щелчок и пошла настройка антенного устройства, опять щелчок и все стихло. Немая сцена, «Ревизор» отдыхает...

- С кем связь проверять будем? - спрашиваю у них.

- Ладно, ты пока вылазь, остальное мы сами проверим, - отвечает капитан.

Вот зараза, не верит джентльмену на слово. Да хрен с тобой, я снаружи подожду — на стоянке кондиционер все равно не работает. Дверь КУНГа захлопнулось, и снова зажужжала настройка, затем раздалось неразборчивое бурчание. «Давай, родной, «мочи связь» - подумал я. Бурчание приобрело повышенную громкость и радостную тональность, затем все стихло. Дверь открылась, сначала вылез сияющий радист, затем задумчивый капитан.

- Слушай, мужик, как ты это сделал-то? - спрашивает радист.

- Ловкость рук и никакого мошенства, - улыбаюсь я. - Кстати, ту проволочку еще надо бы припаять к корпусу, чтобы контакт получше был. А то отскочит на ходу прямо на марше, опять проблемы будут. Я бы и сам пропаял, но тут до розетки далеко. Радиаторы только потом обязательно на место поставь, как закончишь с пайкой. Учи матчасть, сынок!



Капитан все еще с сомнением поглядывал на меня.

- Главный сейчас в город уже уехал, по делам. Мы тут несколько дней будем, пока починимся, пока то-се... Могу тебя с другим человеком свести, он вполне в курсе дела по переездам и прочим делам.

«Другим человеком» оказался старший лейтенант небольшого роста, с быстрыми, но плавными движениями и внимательным взглядом человека, выбирающего на мишени точку для удара.

- Михаил, - представился он.

- Александр, можно Саныч, - ответил я. - Хотелось бы поговорить кое о чем с глазу на глаз, как говорится. Возможно, это будет вам интересно.

-Хорошо, давайте отойдем вон туда, в тенек под навес.

- Может быть, лучше пройдем туда, где есть кондиционер? А то не хочется стоять на жаре, да и разговор может быть долгим.

- Ладно, тогда подходите минут через тридцать к гостинице, в бар, там и встретимся.



Предложение мое, озвученное за столиком в углу бара, в общем было не очень сложным. Я передал ему список частот, на которых в определенное время суток должны были передать телеграфные сигналы разной мощности, и сказал, что если буду слышать их на свою аппаратуру — дам ответный короткий сигнал на другой частоте, только малой мощностью. Он сразу «врубился в тему»:

- Максимальные частоты на трассе и прохождение по диапазонам хочешь проверить?

- Почему бы и нет? Вдруг вам потом пригодится.

- У нас, вообще-то такими делами уже занимались потихоньку, но вторично — других дел хватает. Ладно, скажу командиру, посмотрим, что ответит. Что ты хочешь еще?

- У меня тут ситуация экстремальная. Обещай, что информация «на сторону» не уйдет, хотя чего мне с тебя клятвы требовать...

- В чем дело-то?

- Я в этот мир нелегально попал...

(Да хрен с ней, с подпиской ихней долбаной, никто не знает, куда я пропал — уже сколько времени тому назад должен был добраться до дома, и не могу позвонить, родня там наверняка в истерике бьется, милицию на уши подымает...)

- Ты удивишься, но ты такой в этом мире не один.

Я чуть не упал со стула:

- И сколько их?

- Не скажу. Могу только сказать, что точно такие есть. У каждого - свои обстоятельства.

- Мне нужно своей родне сообщить что-нибудь, осталось только придумать, что именно, чтобы не беспокоились.

- Давай мы телеграмму пошлем, что тебя в командировку отправили.

- А когда?

- Вот, справки о тебе наведем, и решим, что с тобой дальше делать. Ты ведь не хочешь тут всю оставшуюся жизнь торчать? Наш командир вечером приедет, я ему конфиденциально и доложу о твоей проблеме. Приходи завтра после работы, постараемся что-то сделать по твоим вопросам.


 Надо ли говорить, что домой я вернулся в хорошем настроении? Это почувствовал и Василий, когда получил от меня кусок сыра гораздо большего размера, чем раньше.

38 число 3 месяца 23 года, Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко.

   Весь следующий день я ходил вдоль кабельных магистралей в глубокой задумчивости, под тихие напевы сотового в нагрудном кармане рубашки (музыку на него я скинул с нетбука, хорошо, что в свое время озаботился шнурком). Привычно откусывая кабели самовольно подключившихся неугомонных любителей «халявы», подумал: «Задолбали, может, импульсный генератор спаять, да и подать им в кабель «привет» на вход телевизора? Не-ээ, тут это чревато... пристрелят еще на фиг разозленные любители прекрасного. А мне такие «несчастные случаи на производстве» на хрен не нужны, особенно сейчас.»

Затем, когда я начал обход нашей улочки, в ее конце заметил женский силуэт. О, а вот и миссис Бригитта бдит... Опять квартирантов тиранит, плату за месяц собирает. Хотя, чего «тиранит»-то? Работа у нее такая. А может, опять своего кота ищет. Загулял Васька. Весна у него не кончится никак, наверное. Поляк-сосед его больше не пытается пнуть, но и кот к нему близко не подходит.



Вечером, как и договаривались, я выдвинулся к месту встречи. В этом ресторанчике военные из РА бывали часто, практически в каждый приезд конвоя, поэтому наша встреча не бросалась в глаза — кругом сидели такие же смешанные компании из местных жителей и русских военных, скорее всего давние знакомые обсуждали новости.

За столиком у дальней стенки сидел Михаил и майор лет тридцати, с довольно невыразительным лицом. «Невыразительным» оно было только на первый взгляд. Если присмотреться, то по физиогномике можно было сделать вывод: «однако, аналитик, Мозг...»

- Виктор, - представился майор.

- Зовите меня Сан Санычем, так будет проще, - ответил я.

- Хорошо, Сан Саныч, давайте поговорим... Мы в курсе, что вы появились на базе «Россия», не проходя «Ворота» штатным образом. С вами вместе сюда прибыл контейнер, вызвавший интерес у орденцев.

- Ну да, они очень интересовались, не я ли его туда приволок на спине, ха...

- Вы бы хотели связаться с родными?

- Очень, только как всю эту ахинею им объяснить — не знаю абсолютно.

- Могу предложить такой вариант: мы им сообщим, что вам удалось получить хорошо оплачиваемую работу по специальности, например, и вы сразу отправились в командировку на удаленную военную базу.

- Блин, ну так халявно это выглядит...

- Почему же? Специалист вы отличный, вот и решили подзаработать «для обзаведения хозяйством» на новом месте жительства.

«Может, они и номер моего диплома уже знают, и дату, когда я по «срочке» присягу принимал? Круто...»

- Вы хорошо осведомлены, Виктор.

- Работа такая, - скромно ответил Виктор, демонстративно опустив глаза и застенчиво ковыряя пальцем столешницу, и тут мы не выдержали и втроем громко рассмеялись. Напряжение в разговоре заметно спало.

«Ну вот, что я говорил... КГБ, оно и есть КГБ - «Контора Глубинного Бурения», как ты эту организацию ни называй, разве что не ожидал, что так оперативно сработают. Значит, есть у них какая-то «быстрая» связь, есть...»

- Наблюдения за сигналами — веди, вот таблица с частотами и расписанием работы маячков. При возможности — заполняй, потом передашь при встрече. Если вдруг получишь не просто «маячный» сигнал, а код — в таблице он тоже есть, дашь ответ на определенной частоте. Сможешь?

- Ну, тут не надо быть «ученым-ракетчиком», как говорят наши заклятые друзья. Наблюдения за прохождением радиоволн, изучение слоев Хевисайда или как они тут будут называться, если что заподозрят. Научная деятельность, типа.

Мы опять посмеялись и решили, что все-таки нужно хоть что-то съесть, раз уж пришли в хороший ресторанчик. О делах больше не говорили, так, вспоминали приколы из армейской жизни, они рассказывали мне о здешних реалиях и тонкостях взаимоотношений Ордена и РА. Расстались вполне довольные друг другом, и я, с трудом переставляя ноги (что-то обожрался на эмоциональной почве, хи-хи, хотя этим чаще женщины грешат), поплелся домой.

2 число 4 месяца 23 года, утро. Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко.

 Через несколько дней я пришел проводить новых знакомых. Первым делом подошел к КШМ-ке и поинтересовался у радиста Сереги, разгадал он мой фокус с проволочкой, или нет?

- Нет, что-то не сообразил. Но провод припаял, до того как все поставил на место, как и сказали.

- Там проблема была «первого рода» - нет контакта там, где он должен быть. В следующий раз приедешь?

- Да, я часто дальние конвои сопровождаю.

- Вот и ладно, тогда и расскажу, в чем было дело. А ты найди книжку «Радио?.. Это очень просто!», если у вас там в библиотеке такая есть, давай название запишу. Хотя она древняя, как неизвестно что, но все разъясняется буквально на пальцах. Полезно будет почитать, если хочешь нормально специальность освоить.

Затем я увидел идущего к другой машине Михаила и подошел к нему.

- Привет!

- Здорово! Так, времени мало — вот-вот отправление, поэтому скажу кратко: начальство дало «Добро» на твою задумку. Живи, работай, лови сигналы, восстанавливай форму, смотри пузо не отрасти...

Тут мы оба дружно заржали.

- И еще — постарайся не пересекаться с местным криминалом.

- Так дурных вроде нема...

- Все это не просто так, ты уж поверь. И то, что ты тут оказался — можешь называть судьбой или еще как. Короче, про тебя у нас знают и помнят. Держись!

Мы попрощались, и я, не дожидаясь отхода колонны, скорым шагом двинулся на работу. Блин, босса забыл предупредить, что опоздаю, вот сейчас шороху будет...

12 число 4 месяца 23 года, вечер. Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко.

 Назвался груздем — полезай в кузов. Пришлось вспомнить годы службы. По утрам, презрев прокат велосипедов, бегал на работу «легким бегом» (блин, ну как хреново-то с отвычки, кто б знал!) Народ тут и не такое видел, так что пальцем у виска никто не крутил, хотя другие полоумные любители джоггинга не не попадались. Также начал каждые выходные ходить на стрельбище — здесь это считается нормальным. Ненормально — это когда туда либо совсем не ходишь, либо оттуда весь день не выходишь, если только ты на этом стрельбище не работаешь.

Автомат только проверил на стрельбе короткими очередями, осечек не было, бой оказался точным, для складного приклада (который вызывал откровенные насмешки у окружающих), конечно. Надо бы «затюнить», поставить нормальный упор в мастерской, но это не срочно. Я зачистками заниматься не собираюсь, что я вам — ОМОН, что ли? Нет, конечно, хватает «энтузиастов», которые часто подрабатывают на жизнь получением наград за отстрел преступников, но всегда есть риск «получить в ответку». И будет, как у Стругацких: «...Но Кристобаль Хунта успел первым...» Не хочу быть ни первым, ни вторым, просто хочу жить. Нет желания делать подсчет добытого хабара смыслом своей жизни. А то рано или поздно кто-то мой хабар будет пересчитывать.

А вот с винтовкой все было не так просто.

...Заранее купив в магазине пачку винтовочных патронов, я выдвинулся в сторону стрельбища. Решил пострелять там пораньше с утра, пока более-менее прохладно и нет кучи желающих быстро потратить заработанные деньги, выпуская металл в воздух.

На стрельбище дежурный сержант срезал пломбу с моей сумки, и я потащился к самому дальнему от входа лежаку. Положив сумку на землю, я уселся на коврик и достал патроны, которые лежали в сумке из хранилища вместе с винтовкой. Пачки выглядели просто замечательно, голограммы красиво блестели на солнце. А вот когда я открыл одну, то сильно удивился — вместо обычных блестящих пуль, патроны имели пули с черной маркировкой. Какие патроны так маркируют? Надо вспомнить... Из пачки выпал листок с типографским шрифтом. Мелкие буквы гласили: «Experimental. Extremely dangerous». «Ну ничего себе! - подумал я. Тут по мишеням такими точно стрелять нельзя... Потом в саванне опробую на чем-нибудь.»

С обычными винтовочными патронами проблем не было. Мне удавалось точно попадать в мишень на дальности сто и двести ярдов туда, куда хотел, а дальше — разброс увеличивался. Но не по причине плохой винтовки — как говорят водители, «дело было не в бобине». Так как «прокладку между прицелом и спусковым крючком» поменять было невозможно, оставалось только потихоньку тренироваться, в надежде, что в конце концов количество превратится в качество (если успеет).

Так, похоже, мне придется садиться на диету — патроны тут дорогие... Может, с военными насчет «халявы» поговорить? Пусть привезут пару цинков просроченных, ха-ха, помогу от них избавиться...



И началась более-менее размеренная жизнь. С утра я шел на работу, смотрел, что там «накреативил» с каналами начальник, просматривал жалобы абонентов на качество работы, протирал пыль со шкафов в аппаратной... Короче, это была «захватывающая воображение работа в офисе».

После маленького перекуса в ближайшей забегаловке (кормили на удивление неплохо, кстати) и полуденной сиесты я шел устранять... нет, не вредных абонентов, а неисправности в распределительных коробках, порывы кабеля... Работа была насквозь «интеллектуальной», но как говорится — руки заняты, голова пусть тоже работает. А голова у меня в это время отдыхала — готовилась к «вечерней смене».

Вечерами я садился за стол, придвинув его поближе к окну, подключал трансивер к антенне и отправлялся в плавание по волнам эфира. Здесь не было привычного по «староземельной» жизни трепа многочисленных «картофелеводов», треска загоризонтных локаторов, жужжания помех от электродрелей-перфораторов и прочей фигни.

Зато было дрожание слабых сигналов телеграфа от кораблей в море, игра в шахматы между фермерами, переговоры между фортами, можно было услышать разговоры пилотов с удаленными аэродромами... Атмосфера жила своей жизнью, спокойствие которой длинным летом здесь не нарушали грозы. В «мокрый» период тут, скорее всего, было весело — сильный ветер без проблем мог оборвать плохо закрепленный провод или повалить мачту (Остатки старого антенного поля я видел где-то на окраине Порто-Франко. Видимо, оно было построено еще при закладке города, а потом, когда оно обветшало, его не стали восстанавливать, а просто построили рядом новое. Без постоянного ухода природа быстро довершила разгром...)



Маленький китайский трансивер я настроил на местную FM-радиостанцию и постоянно держал на столе. Он ведь еще мог и сканировать пару диапазонов, медленно, правда. Но кое-что услышать удавалось. В основном это была ругань (и в прямом, и в переносном смыслах) в порту, на складах и тому подобных местах. «Китаец» стоял на столе в основном для «антуража», рядом с тестером, набором инструментов и паяльником. Если что — включить его и начать «слушать музыку» было секундным делом.

Кстати, я взял в аренду маленький холодильничек, который засунул под стол (места в комнате-то было немного, не размахнешься) — держал там охлажденную воду, хлеб, сыр, колбасу и другие жизненно необходимые организму белки, жиры и минеральные соли.

Кот, периодически заходивший ко мне в гости, сразу просек наличие холодильника. Он молча подходил, трогал дверцу лапой и внимательно смотрел мне в глаза. Ну, мы люди вежливые, гостей не обижаем, от маленького кусочка колбасы не обеднеем... Получив угощение, кошак благодарно кивал, коротко муркал и удалялся по своим делам. А еще он полюбил сидеть на моем подоконнике со стороны улицы — так его было практически не заметно на фоне занавески, но он видел все.

18 число 4 месяца 23 года, Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко.

 Дальнейшие исследования особенностей прохождения радиволн в местном эфире потребовали выходов в поле — нужно было попробовать установить двустороннюю связь. На «комнатную» антенну это не удалось сделать, мощность передатчика была слишком маленькой, а расстояние — большим. Ну, или просто не удалось поймать оптимальный момент. Но так или иначе, предстояло совершать выходы в саванну, устанавливать там антенну и пробовать, пробовать, пробовать...

Что, слова «установить антенну» вызвали у вас саркастическую улыбку? Погодите смеяться, вы ж не в курсе, что и как. Антенна не обязательно вешается на вкопанный в землю железобетонный столб или Шуховскую радиобашню. Я ведь занимался «маломощной связью», помните?

В свое время для радиоэкспедий я сделал антенну, которую называли «VP2L ». Все очень просто, сделаем тут такую же.

Прогулявшись в радиолавку, торгующую списанной армейской аппаратурой, я прикупил «антенну бегущей волны» от старой советской радиостанции. Провод в двойной изоляции (отличная штука, между прочим, для тех кто понимает) был намотан на металлическую «рогульку» - зашибись, тоже пригодится. Еще понадобился кусок кабеля — так, 10 метров вполне хватит, ну и подходящий разъем. 

Следующий визит — в лавку, торгующую всякой рыболовной шнягой. Мне нужна была складная пятиметровая удочка из стеклопластика. Продавец тут же попытался «впарить» мне более дорогую, из «угля», но я твердо стоял на своем. Попытка всучить мне катушку для спиннинга тоже окончилась неудачей. Смилостившись над продавцом, я приобрел у него удобный походный термос и мягкую емкость для воды, которую можно было уложить в специальный карман рюкзака. Я вышел из лавки, оставив продавца в некотором недоумении — ведь я не купил у него ни лески, ни крючков. Ага, по таким-то ценам!.

В лавке, торгующей хозтоварами, купил моток бельевой веревки — тонкой, но очень крепкой.

В мастерской, где разбирали разбитые в хлам автомобили, мне за сущие копейки изготовили и заточили снизу четыре согнутых в виде буквы «Г» тонких десятидюймовых прутка из алюминия, что ли — я не поинтересовался. Но выглядели они достаточно прочными.



Вечером я собрался заняться изготовлением антенны. Где-то в компьютере, в папке со всякими радиолюбительскими программами, лежала сохраненная страничка с описанием антенны — я размеры на память точно не знал, с запоминанием чисел у меня всегда были проблемы. Я даже таблицы поправок для стрельбы винтовки не смог запомнить. Конечно, можно было их тупо наклеить где-нибудь, но если влипнешь в заварушку — читать «Хелпарь» будет уже некогда.

Я включил на ноутбуке музыку и начал раскладывать на полу свежеприобретенное имущество. Практически тут же улышал, как снаружи на подоконник запрыгнул кот - точно, его тень появилась на занавеске. Ладно, пусть сидит, может, он меломан. Ишь, как ушами стрижет, прислушивается.

Рок я слушал редко, в основном для бодрости гонял старые «дискачевые» песни из 80-х. Включал сборники в режиме «случайного воспроизведения», и занимался своими делами, подпевая исполнителям. Надо заметить, что сейчас я уже понимал, о чем там поют — сказывалось «изучение языка методом погружения». Ага, так «погрузился», что и не вынырнешь, блин...

Так, паяльник на подставку, включаем, пусть греется. Провода — размотать, уложить по доступному периметру комнаты. Веревками будем заниматься потом...

На антенне есть изоляторы — пригодятся, пластиковая фигня, от которой три хвоста отходят — тоже в дело пойдет. Как говорят, «В кулацком хозяйстве и пулемет пригодится!» «Кулаков» я тут не встречал, а вот пулеметов — сколько угодно. (Интересно, какая связь?..)

Кот негромко мяукнул. «Идет кто-то, что ли?» - подумал я, и тут раздался стук в дверь.


- Войдите, открыто! - сказал я.

- Вхожу, - послышался голос за дверью и вошла домовладелица. Свет у меня в комнатушке был неяркий, свой фонарик для подсветки рабочего места я еще не включил, но даже при таком освещении было заметно, что она выглядит как-то иначе. «Зинк, ты что, брови выщипала, что ль?» - вякнул внутренний голос. Нет, просто она улучшила состояние прически и надела блузку с менее ярким узором. Фигура ее от этого только выиграла, впрочем, макияжем она и сейчас не воспользовалась.

Я встал с табуретки, она сделала шаг вперед и оказалась почти вплотную — комнатка-то маленькая. Оказывается, Бригитта не такая уж и высокая...

- Добрый вечер..

- Добрый...

И тут стало слышно, о чем поет Фэнси:


«...Шпион, бредущий во тьме,

Зачем пришел ты ко мне,

Скажи — зачем?..»


- Я знаю, что вы работаете на кабельном телевидении. У меня к вам просьба: не мог бы ваш начальник подключить к нему и наш дом? А то некоторые жильцы хотели бы нормально смотреть телевизор, но от антенны в комнате он плохо работает. Квартир в доме много, у вашей фирмы был бы дополнительный доход.


«...Часть тебя скрыта во мгле,

Ты шпион, что идет в темноте...»

- продолжал издеваться певец.


[Fancy, «Spy In The Night», вольный перевод — автора]


- Я поговорю с боссом сразу, как приду на работу - следующим утром. Просто наш дом находится почти на краю улицы, нужно прокладывать много кабеля от перекрестка.

- А я думаю, что соседи из других домов тоже заинтересуются, - сказала она.

Фэнси начал другую песню:


«...Леди из льда, что в пустыне живет,

Лжи паутину никак не порвет.

Фальшивой улыбкой не может согреться,

И нет никого, кто б смягчил ее сердце...»


- Хорошо, я придумаю что-нибудь, босс как раз думал о расширении абонентской сети.

- Спасибо, когда босс решит нас подключить — скажите мне, сколько мне это будет стоить в месяц. И... вы знаете, что мой кот часто сидит на вашем окне?

- Я его часто тут вижу. Говорят, что кошки чувствуют — хороший человек рядом или нет.

- Надеюсь, что это так, - она внимательно посмотрела мне в глаза.


«...Любовь неожиданно в гости придет

И горы, и камни с дороги свернет.

Объятья усилят биенье сердец,

Хотя и не будет на свадьбе колец.

Леди из льда,

Леди из льда...»


[Fancy, «Lady Of Ice», вольный перевод — автора]


Блин, что-то этот немец распелся ну совсем не к месту...

- До свидания, Алекс!

- До свидания, миссис Бригитта! И пожалуйста — не ругайте кота, пусть сидит где хочет.

Она улыбнулась, почему-то решила подать мне на прощание руку, и я совершенно машинально пожал ее.

Когда за хозяйкой закрылась дверь, я облегченно перевел дух. Фуххх, она так и не спросила, на хрена я раскидал провода по всему полу. Не заметила, что ли? И удочка рядом в углу стоит...

А рука у нее очень, очень интересная. Ну не похожа она на руку домохозяйки. Маникюр почти не заметен — нет яркой краски на коротко подстриженных ногтях. Нет, конечно, она убирает, готовит... Но при стирке в машинке и готовке только для себя не бывает таких характерных отметин на костяшках пальцев. И мозоли на пальцах стрелка вряд ли будут похожи на мозоли у повара. На стрельбище или хотя бы с оружейной сумкой в руках я ее ни разу не видел. Кто же ты на самом деле, «милая Бригитта»? И так ли тебя зовут на самом деле?..


Ну вот, пришла, прервала, понимаешь, творческий процесс. А мне еще нужно работу завершить — сделаю что сказано в описании, да и пусть антенна полежит пока.

Так, на чем я остановился-то... Нужно отмерить и нарезать провода, припаять к ним кабель, отрезать от куска веревки нужные куски для растяжек на мачту, прикрутить короткие куски веревки к проводам, припаять разъем, сделать петли на концах веревок, аккуратно все смотать, уложить в рюкзак и спать, спать. А то на работе с лестницы свалюсь от недосыпу. Да, еще — надо будет музыку другую включить, а то сплошное недоразумение получается...

19 число 4 месяца 23 года, Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко.

 Босс к идее расширения сети отнесся с одобрением, сказав, что из меня получился бы неплохой рекламный агент. Казалось бы — в городе уже есть целых 4 телеканала, чего еще надо? Мы их пускали по кабелю для обеспечения стабильного, нормального качества приема, «условно богатые» телезрители не хотели заморачиваться с «рогами и копытами». Кто хотел — тот «по-старинке» тра... пардон, мучился с наружными и комнатными антеннами. Наружные антенны иногда сбивало ветром в сторону, в сезон дождей из-за покрытых водой антенн падало качество сигнала, вплоть до «снега» на экране телевизора. И настройки на каналы могли не совпадать, приходилось по очереди вертеть комнатные антенны «туда-сюда». А в кабель можно было «впихнуть» гораздо больше, и ничего при этом перенастраивать не нужно. И еще я ему еще «до кучи» подкинул идею с «бегущей строкой» на одном из каналов. Он задумался. Тогда я сделал «контрольный выстрел» - предложил ему сделать «Телегазету» - в определенное время пускать в эфир с компьютера текстовые объявления от частных лиц и разных шарашек, это им обойдется гораздо дешевле оплаты создания рекламных видеороликов. Похоже, это ему пока что не приходило в голову — дикий человек, что поделаешь!.. На волне хорошего настроения у босса удалось договориться о сравнительно небольшом размере оплаты зрелищ для нашего дома. Попутно - обговорил дизайн рекламной листовки для раздачи желающим на нашей улице, ну и на других тоже.

Несколько дней подряд мне пришлось изображать весело скачущую по стенам домов мартышку. Хорошо, что стены у домов тут деревянные, обшитые «вагонкой», а не бетонные, крепить можно было просто шурупами. Кабели, коробки, разъемы, кабели, коробки, разъемы... На фиг, работал только до обеда, после обеда отдыхал — оставшееся здоровье дороже. Босс не возражал, видя, что пашу без перекуров — сам он особо не утруждался, занимаясь «бызнесом», и сидя в кондиционированном офисе. Да ладно, кабель тянуть — не мешки таскать. Ну, еще лестница довольно длинная на горбу, и сумка с инструментами, но куда ж от этого денешься...



В одном из многочисленных магазинчиков, торгующих товарами «околотуристической» направленности, я увидел большую витрину с ножами самых разных видов и размеров. Разумеется, на почетном месте были блестящие ножищи — копии изделий Джимми Лайла и Гила Хиббена (авторов ножей для фильмов про Рэмбо, если кто не в курсе), разнообразные вариации на эту тему, рядом располагались Ка-Бары разных лет выпуска. В углу витрины скромно приютились несколько ножей весьма уважаемой мною фирмы Gerber. Понравившаяся мне модель называлась Prodigy, когда-то я читал о ней на ножевом форуме, и только теперь смог реально оценить «вживую». Лежавший с ней по соседству LMF-II в принципе лег в руку, но все равно — он очень походил на топор без топорища. Тяжеловат он мне будет для пеших переходов, а вот «Продя» - в самый раз. В описании было сказано, что «нож и ножны малозаметны в ИК-диапазоне». Хорошо, он - «малозаметен», а мне, такому большому - куда прятаться-то? Подумал, и купил «космическое одеяло» - такая специальная хрень из полимерной пленки, с нанесенным металлическим покрытием. Оно не «греет», просто помогает на некоторое время сохранить тепло за счет его отражения. Складывается в небольшой пакетик и занимает очень мало места. Может, потом и пригодится когда-нибудь, а прямо сейчас карман не оттянет. Понадобилось купить и армейский компас — ориентировать антенну надо будет «по сторонам света», или вообще положение подбирать, потом азимуты записывать. «Разгрузку» покупать пока не стал, обошелся эконом-вариантом: приобрел ремень с подвешенными подсумками.

20 число 4 месяца 23 года, Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко

 Потихоньку стал готовиться к выходам в «радиоэкспедиции». Радиотехническая часть была «как пионер» - всегда готова, а вот по остальным организационным вопросам — надо было думать. Пришлось вспоминать, кто из случайных знакомых мог бы меня проконсультировать по поводу здешней природы, ее особенностей и что обычно с собой берут «на пикники». Лишь бы не алкаш какой был — у меня на беседы с использованием алкогольных емкостей большого калибра таланту не хватит, хоть я и «русский». И с чего они все взяли, что любой русский человек должен уметь пить водку стаканами? Рабы стереотипов, блин. Организмы-то у всех разные.

Начальник порекомендовал поискать двух мужиков-охотников, они периодически появлялись в городе, организовывали «выезды на природу» для богатых Буратин. Через пару дней мне удалось с ними встретиться, и один из них рассказал мне, что «нонеча, уже не то, что давеча...» - дичь от города ушла, слишком много охотников стало, но дальше в саванне все еще можно вволю пострелять. Хищники — держатся возле своей «кормовой базы», возле города тоже иногда встречаются, но если не нарываться — вполне можно остаться в живых. Договорился с ними, что они меня свозят недалеко за город «на природу», и покажут «на пальцах», что и как. И действительно, сразу за городом не было ничего особо страшного, основные проблемы начинались чуть дальше. Но мужики вполне понятно показали мне, на что и как смотреть, кого бояться сильно, кого — не очень. Оказалось, что практически всего надо бояться «очень сильно». По возвращении в город я расплатился с ними окончательно (взяли сущую мелочь — по-моему, они надо мной просто прикалывались), мы выпили с ними «по сто грамм», они остались продолжать посиделки в баре, а я, очень довольный, весело покачиваясь, бодрым шагом выдвинулся домой.


 


Вечером ко мне на минутку зашла домовладелица. В платье она выглядела просто замечательно, даже не верилось, что сначала она показалась мне унылой стервой.

Я сказал ей:

- Босс согласен, стоимость услуг вам будет лучше обсудить с ним, придете в контору, подпишете договор. Тогда и займусь подключением номеров, начнем с вашего, конечно...

Мы оба засмеялись.

- Хорошо, тогда я завтра зайду в вашу контору, прямо с утра.

На столе у меня стоял «китайчонок», включенный в режим сканирования, на его антенну «для бандитского форсу» был прикручен кусок провода.

Она посмотрела на стол, на котором было разложено радиолюбительское барахло, и спросила:

- А что, это вы все время радио слушаете?

И тут предатель Фэнси в нетбуке негромко затянул свое: «..Moscow calling... Moscow calling...»

«Вот так и «палятся» начинающие Штирлицы — даже буденновки с красной звездой и парашюта не нужно...» - промелькнула мысль.

- Хочу поймать какие-нибудь радиостанции из других городов, а то все песни на местной студии я уже наизусть знаю.

- Могу вам предложить сборники классической музыки.

- Спасибо, но я классику слушаю редко, мне для работы больше «старое доброе диско» подходит.

На том и попрощались.

Так, себе кабель тоже подключу на халяву — у колодца, да и не напиться, хе-хе... Телевизора хватит какого-нибудь маленького, автомобильного «китайского», поищу в лавках самый дешевый. Заодно и «качество сигнала на конце линии» буду контролировать, типа.

Кстати, со мной она разговаривает нормальным голосом. Или я уже привык?..

23 число 4 месяца 23 года, Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко.

 Итак, свершилось!.. Когда я выходил за пределы города - осмелился отправиться наконец в долгожданную «радиоэкспедицию», патрульный сержант глянул на меня, затем на сумку с оружием, и наконец взгляд остановился на привязанной к рюкзаку удочке. Его глаза остекленели, и он спросил:

- Сэр, вы в саванну на рыбалку собрались идти, что ли?

- Нет, собираюсь провести эксперимент с обнаружением подземных источников воды.

Он с умным видом кивнул:

- А, понятно, типа «лозоходство», что ли?

- Именно, сержант.

- Тогда желаю успеха! Только потом обязательно расскажите мне, получилось или нет.

- Спасибо!

Уходя, я услышал, как сержант со вздохом пробурчал себе под нос: «Ну точно - сожрут придурка, к гадалке не ходи...».

По дороге я старался получше смотреть по сторонам, как учили охотники. Бинокль тяжело раскачивался при ходьбе, пришлось его придерживать рукой. Когда надоело - вообще убрал бинокль в чехол и доставал только на коротких остановках, когда забирался на небольшие бугорки. В голове вертелись слова переделанной песни «Морзянка»:


«Хотел бы чаще выезжать в поездки дальние,

Пока приходится пешком багаж нести...

Мы все давно - неисправимые романтики,

Но только ты об этом лучше песню расспроси...»


Ага, здесь куда ни глянь — сплошная романтика. Сейчас вот ка-а-ак выскочит какой-нибудь «ласковый и нежный зверь», тут-то сразу мой поход и закончится... Хотя, что там говорили охотники? Крупные животные ушли подальше в саванну? Вот и проверим...

Действительно, крупной дичи в округе уже не было. Только в небе кое-где вдалеке кружили местные хищные «птицы», выискивая на земле доступную добычу - мелкую живность или хоть какую-нибудь дохлятину.

Рюкзак и автомат чувствительно давили на плечи, нож на бедре тоже особо не помогал легкой походке. Отойдя несколько километров от Порто-Франко, я решил, что для первого раза достаточно, огляделся по сторонам и поискал место, где бы меня не было особенно заметно со стороны города и дороги. Сегодня конвоя не ожидалось, но подстраховаться все равно стоило. Начиналась самая интересная часть выхода...

Все получилось нормально, как и на выходах в предыдущих радиоэкспедициях на Старой Земле. Тут ведь как: главное, чтобы провода и растяжки в исходном состоянии были на что-нибудь намотаны, остальное все ерунда! А то распутывать клубок из двадцати метров веревки и проводов — тот еще геморрой. Особенно, с учетом местной фаунальной специфики: бдить - смотреть и прислушиваться нужно ПОСТОЯННО, как летчику-истребителю на боевом вылете. Ну, или как в солдатской бане, чтобы мыло не сперли...

Так, колена удочки выдвинул, закрепил, растяжки натянул, полотно антенны примерно сориентировал... Подключаемся, что ли? Вперед, и с песней!

Трансивер выдал в наушники кристально чистый эфир. Ну, не в смысле отсутствия сигналов — помех не было ВООБЩЕ. Прямо мечта радиолюбителя. Ну-ка, ну-ка... подгоним настройку на указанную в таблице частоту... А вот и он, «привет из России»! Позывной, потом три посылки с разной мощностью сигнала. Ага, фигушки, это их «должно быть» три... Нет, третью, которая передается малой мощностью, не слышу. Значит, самому звать рановато — не «добъет» до армейского приемного радиоцентра малыш КХ, только зря аккумулятор посажу. Ждем дальше, благо, в режиме приема он от моих «фонарных» аккумуляторов может почти трое суток без перерыва пахать. Проверяю на другой частоте — вообще глухо. Начинаю тренировать терпение и зоркость — сижу, посматриваю на часы и разглядываю окрестности в бинокль. Заодно держу во рту мятную конфету — говорят, помогает, чтобы пить не хотелось. Когда после нескольких часов такого ожидания в очередной раз подходит контрольное время, снова надеваю наушнички. Есть! Четко слышу все три посылки, так, где там мой раритетный телеграфный ключик... УРА!!! Мне ответили с первого раза! «Есть жизнь на Марсе!» Теперь нужно повторять эту процедуру до окончания прохождения, одновременно вношу данные о сеансе связи в таблицу. Между сеансами ухитряюсь пожевать захваченные с собой бутерброды. Нет, Васька, сегодня тебе колбасы вряд ли достанется — все сам съем.

Свертывание оборудования проходит очень быстро, да и устал уже постоянно оглядываться по сторонам и прислушиваться — не зарычит ли кто-нибудь рядом. Хоть и выбрал место без зарослей кустов и больших деревьев поблизости, где могли бы спрятаться голодные твари, все равно весь день было страшно до усёру.

Обратная дорога показалась гораздо короче, и идти было заметно легче. Неужели так много конфеток съел?..

Когда возвращался в Порто-Франко, на подходах к КПП просто сунул удочку в оружейную сумку, благо, ее размеры это позволяли, и на этот раз вопросов не возникло. Сострадательный сержант уже сменился с поста, а другие меня и не вспомнили. Разве что кто-то из стоявших у шлагбаума спросил:

- Сэр, у вас что, машина сломалась?

- У меня ее вообще нет.

…Немая сцена...

Когда я уже удалялся от поста, услышал тихий разговор за спиной:

- Нет, он точно — ебн__й на всю голову!..


Вот в одном из таких выходов я и набрел на новый джип, стоявший в кустах...

3 число 5 месяца 23 года, Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко.

 - Привет, парни! Как дела продвигаются?

- Здорово! Да вот, работаем потихоньку. Все блестяшки еще тогда сразу поснимали, даже успели нижний слой краски положить, сушится пока. Да, вот тут еще какое дело... - Олег подошел к запертому на ключ железному шкафу и стал открывать его.

- Во-первых, в «кармане» под сиденьем нашли пару часов — рабочих, время правильно показывают, - он протянул мне двое «Свотчей» разной степени богатости.

- Во-вторых, там в коробке лежала куча дисков с разной музыкой, заберешь?

- Я не большой любитель, да и слушать пока не на чем, пусть полежат пока рядом с аппаратурой.

- И еще: мы, когда все лишнее с машины снимали, сабвуфер вытащили, как ты просил. Крышка у него была плохо прикручена, разобрали корпус, а там — вот что...

Он протянул мне сверток, в котором оказался угловатый черный пистолет с надписью Glock-18C, глушитель и пара дополнительных магазинов к пистолету, причем эти магазины были длиннее обычных.

- Пистолет-то как новый, если и стреляли — то давно, порохом не пахнет и вычищен-смазан очень хорошо. Патронов при нем не было. Только учти, что глушители тут не очень одобряются к владению, если его у тебя увидят — можешь поиметь проблемы в будущем.

- Спасибо, Олег! Хорошо, что при осмотре орденцы его сразу не нашли... Ладно, а с машиной что?

- Что с ней было-то? Пришлось поковыряться в коробке и двигателе — ты же сказал, что заглох пару раз, когда сюда ехал. А этого при «автомате» не должно было быть. Кое-что заменили, сейчас все работает нормально, насколько это возможно при здешнем бензине. Газ газует, тормоза тормозят, масло в норме... Дня через два можешь забирать свой «Рубикон». Кстати, верх тоже подходящий нашелся — он показал на лежащий в углу сверток. - После покраски установить, или сам будешь делать?

- Лучше сразу поставь, не хочется солнечный удар получить на радостях. Кстати, с проводкой все нормально?

- Смотрели — лишних блоков не прикручено, только то, что по комплекту положено. Жгуты даже запылиться толком не успели — мало машина здесь бегала. Акустику тебе когда отдать?

- Да вот когда машину буду забирать, тогда и отвезу. Кстати, крепление для радиостанции можете сделать?

- Без проблем, давай размеры или рацию приноси.

 - А сколько с меня будет за все услуги и прочие радости жизни в окончательном расчете?

От озвученной суммы я, мягко говоря, гм... «обалдел». Не рассчитывал как-то, что кроме покраски еще и запчасти понадобятся.

- Ребята, у меня прямо сейчас столько нет...

- Не проблема, пусть у нас в гараже постоит пока — все равно наплыва клиентов не ожидается. Соберешь деньги — приходи.

Так... чего делать-то? Машина, она ведь не роскошь, а средство передвижения. Только вот чтобы она начала передвигаться со мной вместе, придется крепко подумать на вечную тему: «Почему денег всегда не хватает?»

Вечером, чтобы отвлечься от тяжелых раздумий, начал шариться у себя по дискам компьютера. Набрел на каталог, в который в свое время скидывал разные ролики на околовоенную тематику. (Когда занимался страйкболом, для «интересу» накачал кучу всего подряд, уже и забыл, как много у меня тут разной фигни, оказывается...). Попался на глаза видеофильм «Подготовка снайперов вермахта» - ладно, пойдет, чтобы время перед сном скоротать...

4 число 5 месяца 23 года, Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко.

Следующим утром я позвонил с работы в диспетчерскую на конвойной площадке, и мне сообщили, что конвой из Протектората Русской армии прибудет только к вечеру. Мне это было даже выгодно — не надо было отпрашиваться у босса и терять заработок за день. За кучей дел день пролетел незаметно.

Когда вечером я добрался до нужной стоянки, головные машины уже заезжали на нее. А, вот и знакомая КШМ-ка, интересно, Серега там за радиста, или на этот раз кто-то другой?

Открылась дверь КУНГа, и оттуда показалась знакомая фигура. Точно, он.

- Привет, Сергей!

- Привет, Саныч! - он заметно обрадовался встече. - Я эту книжку в библиотеке не нашел, только в компьютерном варианте, но прочитал «от корки до корки». Елки, если бы раньше с самого начала мне так радиодело преподавали — сейчас бы уже на должности повыше был... Кстати, мы потом в мастерской посмотрели, разобрались, что ты там сделал. Ну ты даешь!

- А то... - усмехнулся я. - Просто, чтобы туда внутрь под ламповую панельку залезть, нужно практически всю радиостанцию разобрать, а там только на корпусе крепежных винтов такая прорва, что откручивать замаешься. Потом еще блоки внутренние придется отцеплять от передней стенки корпуса, и кабель отпаивать, который идет на реле в блоке «У-эМ» от блока «Пэ-Пэ»...

- Так ты что, все это заранее знал, что ли???...

- Ну, на все сто процентов не был уверен, в чем дело, но попытаться-то стоило. Есть еще похожие неисправности, если хочешь — могу потом рассказать.

- Саныч, а ты вообще, где работаешь тут?

- Так, пристроился в шарашку, кабельным телевидением потихоньку занимаюсь...

- Слушай, а что ты тут сидишь, если столько о радиостанциях знаешь? До самой смерти собираешься домохозяйкам кабели в дома протягивать? Давай лучше к нам в Демидовск, в радиомастерскую к связистам. С зарплатой не обидят, гарантирую!

- Да мне пока добираться не на чем, - я сделал «скучное выражение лица», — своей машины пока нет, и проезд оплатить нечем, такая вот хреновина... Одалживаться не хочу — ненавижу в долг брать. Ладно, Серега, учись дальше, только не останавливайся, со временем больше меня знать будешь. А, вон меня уже зовут, извини, я пойду, - мне уже призывно махал со стороны запыленного «Урала» Михаил. Надо же, зоркий какой, разглядел...

- Здоров будь, Миша!

- Приветствую аборигена! - это он вроде как пошутил. - Ну что, пойдем в сторонку, пообщаемся?..

Разговаривали мы недолго. Он рассказал мне, что наша работа по оценке сигналов радиомаяков очень пригодилась, данными связисты уже пользуются. Я отдал ему исписанные листки с таблицами, дополненными еще кое-какими предложениями, он передал мне новые данные, с другими частотами и отметками времени.

- И еще вот что: с твоими родными мы связались, послали нашего человека на «переговоры».

- Как все было-то?

- Пришел целый «боевой» полковник в форме, с орденами, солидный. К тому же — он еще и психолог, поэтому обошлось без жертв, даже без кровопролития. Когда он сказал, что по новому закону продлен предельный возраст пребывания на службе, и ты как офицер запаса был призван в связи со срочной необходимостью — вопросы отпали. Вроде, какой-то другой человек должен был ехать в особо важную командировку, исправлять что-то жутко секретное, и в больницу попал, некем заменить было, пришлось все делать в экстренном порядке. Так что ты теперь снова на службе, удостоверение потом тебе сделаем.

- Ты что, шутишь, что ли?

- Совершенно серьезно, какие тут шутки. Звание - какое и было. Тебе даже получку будут начислять, правда, без суточных... - мы оба засмеялись.

- А нельзя сейчас аванс получить?

-Что, на красивую жизнь не хватает, «агент «007»?

- Нет, я «агент «минус четыре»...

Тут он от хохота согнулся в поясе и долго не мог разогнуться.

- Это у тебя диоптрии в очках такие, что ли?

- Ну да. Вот, кстати, о диоптриях. Ты патронов не подкинешь на 7,62 — для автомата, для винтовки, например?

- А тебе зачем?

- Так ведь тут все дооорооогооо... - протянул я. - А тренироваться надо. Давай, я типа с тобой на пузырь коньяка поспорил, что к следующему твоему приезду буду в чайную ложку с двухсот метров попадать?

Тут он опять согнулся от смеха.

- Ладно сейчас дадим чуток, пошли, снайпер...

Полного цинка мне, конечно, не дали, но по паре коробочек патронов для каждого ствола я получил, и еще «накатили» даже чуток «Люгеровских» 9х19 для Глока. Ладно, на халяву, как говорится, и уксус сладкий.

Попутно он помог мне решить и финансовый вопрос, сказав, чтобы я сохранил платежные квитанции для дальнейшего отчета перед финчастью. Юморист-скупердяй, блин...

5 число 5 месяца 23 года, Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко.

 Благодаря внезапному поступлению средств от «спонсоров», проблема с транспортом для выездов на «радиопосиделки» за город, кажется, наконец решилась.

На следующий день я пришел в мастерскую и увидел стоящий рядом с воротами гибрид автобуса и трехосного вездеходного грузовика.

- Что это за хреновина такая?

- Да, тут один предприниматель решил комфорту в пассажирские перевозки добавить, увидел у кого-то, ему понравилось, решил тоже такой сделать.

- И чего он там хочет сделать?

- Ну, как в «Неопланах» - кондиционер, удобные кресла, разве что без туалета... Кстати, ты свою акустику еще никому не пообещал? 

- Нет, а что?

- Да мы тогда ее в этот «внедоробус» поставим, а стоимость в зачет оплаты пойдет.

- Хорошо, только тогда я диски с записями пересмотрю сначала, заберу, что понравится, а остальное новому владельцу отдадите, ему может и пригодится. Тут у меня радиостанция, вот — крепление надо под нее сделать, - и я протянул «Йеську» Олегу.

Пока парни сноровисто ставили крепление для радиостанции на панель джипа, я не спеша копался в коробке с дисками. Ничего особенно ценного не было, забрал разве что несколько дисков Моцарта, Вивальди, другие «классические» диски и сборник исполнительницы Ванессы Мей. Остальное пусть «туристы» слушают.

Сам джип кардинально преобразился. Вместо аляпистого сверкания хрома и яркой алой краски — что-то вроде «цифрового камуфляжа» с неопределимой для меня раскраской «саванна в предгорьях», если ее можно так обозвать. Долго на нее не посмотришь — в глазах начинает рябить. Но это учли — на капоте узор чуть отличался, поэтому, сидя за рулем, можно было не опасаться за свое зрение. Иначе при езде глаза бы уставали очень быстро. Уже установленный съемный верх был такой же окраски, разве что чуть более светлый. Фары были прикрыты «военными» насадками, хотя, по темноте тут мало кто ездил, разве что самоубийцы, наверное. Но все равно - большое спасибо, ребята.

- Все, сделали, давай к аккумулятору подключать будем!

- Так, без антенны пока питание включать не надо, просто подключим разъемы и проверим контакты...

Антенну я потом в радиолавке подберу, желательно вместе с автоматическим тюнером, пусть радиостанция сама потом настраивается, без моего участия.

Расплатившись с Вовой, я сел в свою обновленную машину и осторожно порулил в сторону этого самого «радиошопа».

Как это не странно, в магазине, торгующем армейскими радиостанциями, нашлась и подходящая штыревая антенна, и фирменный Йесовский антенный тюнер. «Поперло! Поперло!..» - прикалывался внутренний голос. Для работы на УКВ поставили мелкую антеннку, которая была практически не заметна. В процесс установки я не вмешивался — пусть парень без моих «советов» поработает. Да и приборов для точной настройки антенн у меня все равно нет.

Обошлось все не особо дорого, тем более, что перед этим я сдал в скупку одни из часов, найденных в джипе — те, что были аляписто украшены золотыми (или позолоченными — не ковырял, не знаю) завитушками. Так что для оплаты работ по установке антенны дополнительные деньги искать не пришлось. С установленной антенной джип приобрел «боевой» вид, жаль, что после проверки пришлось штырь открутить и положить в салон – он был заметно длиннее обычных «сибишных» и подобное отличие могло броситься в глаза окружающим.

Довольный жизнью, я поехал домой. Машину, спросив разрешения, загнал на площадку позади дома, где стояла «Тойота» хозяйки. (Мой «Рубикон» выглядел рядом с ней таким маленьким, что можно было начать комплексовать...) Бригитта поздравила меня с приобретением (даже не поинтересовалась, «откуда дровишки», хи-хи), одобрила мой выбор и от щедрот дала попользоваться старым куском брезента, вытащенным из сарайчика во дворе. Брезентом я сверху закрыл своего красавца от пыли и солнца (а вот и не волнует, что здесь никто так не делает, надо мне, и все тут!). На работу и пешком побегаю, чай, не барин. Рацию снял и унес домой — не фиг ей зря в машине париться.

7 число 5 месяца 23 года, Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко.

 Теперь все должно пойти гораздо веселее. Малыша КХ-а сменил FT-857D, с мощностью на КВ до 100 Ватт, против всего 4 Ватт у «Элекрафта». Что поделаешь, разные «весовые категории». Поэтому я его дома и не включал — у него ток потребления в режиме приема примерно в тридцать раз больше, чем у мелкого трансивера. А за более-менее нормальный блок питания запросили столько, что жаба обвилась вокруг горла всеми четырьмя лапами и изо всех сил их сжала. Зато теперь можно было подключиться к автомобильному аккумулятору и «качать мощУ» при необходимости. О, кстати... можно было в автомастерской за чисто символическую плату попробовать забрать какой-нибудь полудохлый аккумулятор, уже не способный нормально прокрутить стартер — для радиостанции его сил вполне бы хватило.

Дорога теперь должна была занимать гораздо меньше времени, и можно было уезжать чуть подальше от города. Ну и опробовать в деле другие виды связи тоже очень хотелось.

Так, развертываем позицию... Все, как и делал раньше, только все время оглядываемся по сторонам, оглядываемся... Если что — брошу антенну-удочку на фиг, потом новую сделаю, мне жизнь дороже, и уеду.

Включаю питание, и соскучившийся за время долгого лежания на «полке запасных» трансивер негромко зашипел динамиком. Смотрю, все нормально — ручки крутятся, дисплей показывает частоту, настройка — настраивается...

Подходит условленное время, я жду, когда появится ставший уже таким привычным сигнал «русского» маяка.

А вот и он, сразу переключаюсь на условленную частоту и даю вызов. Отвечают с первого раза — все-таки сейчас в антенне гораздо больше, чем 4 Ватта! Обмен радиотелеграфом занимает считанные секунды:


«HR WANDERER / HW? RST? K » - «Здесь Странник, как принимаете? Как сигнал? Конец»

«HR BEAR FB RST 599 K» - «Здесь Медведь Принимаем Отлично оценка 599 Конец»

«PSE 5 UP DIGI K» - «Пожалуйста перейдите на 5 кГц выше и работайте «цифрой» Конец»

«OK K» - «Хорошо Конец»


Кусайте локти и рвите на себе волосы от зависти, фанаты интернета и поклонники смартфонов! До моего корреспондента сейчас несколько тысяч километров, между нами нет ни одного куска медного провода или оптоволокна, над нами не висят спутники, а сейчас мы будем «чатиться», как в каком-нибудь интернет-кафе!

Быстро меняю частоту, переключаю режим работы, проверяю, запущена ли на нетбуке небольшая программка, и подключены ли провода (нет, конечно, я их подключил раньше, но от волнения перестраховываюсь) — все нормально. Набираю на клавиатуре вызов, включаю передачу, раздается характерный «переливающийся» звук, понеслось!

На «водопаде» программы появляется ответный сигнал, быстро настраиваюсь на него, вижу в приемном окошке программы:


«ЗДЕСЬ МЕДВЕДЬ ВЫЗЫВАЮ СТРАННИКА К»

«ЗДЕСЬ СТРАННИК ПРИНИМАЮ ОТЛИЧНО КТО НА СВЯЗИ? К»

«МИНУС ЧЕТЫРЕ ПОМНИШЬ? К»

«ПОНЯЛ ЧТО НОВОГО? К»

«ТВОИ СПРАШИВАЮТ КОГДА ВЕРНЕШЬСЯ К»


Радостное настроение гаснет, как задутая свеча. Дыхание перехватывает, комок в горле... Рука зачем-то до побеления костяшек стиснула рукоятку лежавшего рядом на сиденье «Глока». Твердая, спокойная тяжесть боевого оружия приводит меня в чувство.


«ПЕРЕДАЙТЕ — СКОРО К»

...Ну что, что еще я мог им ответить?!!..

«ПРОДОЛЖАЙ НАБЛЮДЕНИЯ ЖДИ К»

«ПРИНЯЛ СК»

«СК»


Я не спеша выключил аппаратуру и начал собираться обратно. Не будет сегодня радионаблюдений, вы уж простите меня — я не железный робот. Оставаться и спокойно сидеть на месте не мог, на душе было хреново, руки немного подрагивали. Поеду-ка я до дому. Ладно, разберемся со всем этим как-нибудь... со временем... потом...

 8 число 5 месяца 23 года, Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко.

Наконец, пришло время «кабелизировать» и нашу «общагу». Ничего сложного не было, разве что при разводке кабеля над балконом второго этажа пришлось поосторожничать, чтобы не свалиться — все-таки падать тут немного выше, чем с обычной стремянки. Жильцы дома заинтересованно следили за моими действиями. Чтобы все время не отвечать на одни и те же вопросы — я раздавал заранее припасенные рекламные «листочки».

Вот, протянул магистраль до здания, дальше - в порядке подчиненности, так сказать. Тук-тук, хозяюшка, открывайте дверь, мастер пришел, кабелировать... в смысле, кабель протягивать будет.

Двери открылись, и Бригитта пригласила меня в свою квартиру. Оу, домовладелица живет в пошлой роскоши: квартирка у нее была двухкомнатная, с отдельной кухонькой, с раздельным санузлом, где в ванной комнате был установлен водонагреватель (я не шарился по комнатам, просто его было видно в приоткрытую дверь). В зале тихо шуршал внутренний блок сплит-системы. Ну и правильно, не фиг под кондиционером спать — простудиться нечего делать.

На столе в зале лежал довольно большой плоский телевизор, видимо, недавно вытащенный из коробки, стоявшей у стены возле большого шкафа.

- Вот, телевизор уже ждет, дело за вами, - сказала она.

- Один момент, хозяюшка. Куда эту штуку вешать будем?

- В другой комнате, напротив кровати.

- Хорошо, показывайте...

Спальня была небольшая, со всего лишь полутораспальной кроватью. Тут я поймал себя на мысли - раньше не обращал внимания, что она вроде как «Миссис», но «мистера» я никогда не видел, и кольца она не носила. Но я промолчал, ну его на фиг, лезть в чужую личную жизнь. На столике с разной женской мелочевкой стояло не очень большое зеркало, рядом находилась тумбочка с небольшим музыкальным центром, по углам висели маленькие аудиоколонки.

Раздвинув занавески, чтобы осветить рабочее пространство, я стал крепить телевизор на стену комнаты, руководствуясь указаниями хозяйки (да, я должен был всего лишь протянуть кабель, но почему бы не помочь хорошему человеку?).

После телевизора настала очередь кабеля. Тут особых проблем не возникло, его можно было проложить вдоль плинтуса внизу комнаты, и закрепить. Ну или поверху, если кто так захочет.

Подключив разъем, я включил телевизор и запустил настройку каналов. Телевизор быстро обнаружил четыре основные канала, и пару дополнительных, недавно запущенных по кабелю. На экране замельтешила какая-то веселая хрень, и я позвал:

- Хозяйка, готово!

- Спасибо, Алекс, я посмотрю, что вы показываете клиентам...

- До свидания, пойду раздавать опиум для народа дальше.

Она сначала недоуменно подняла брови, но потом поняла, что я шучу и весело рассмеялась.


И вообще, она стала улыбаться гораздо чаще. Например, в прошлый визит увидела у меня на столе пачку «Демидовских» 7,62х54R и спросила:

- Вы что, часто стреляете?

- Да вот, поспорил со знакомым военным на бутылку коньяка, что с двухсот метров в чайную ложку попаду...

Она посмотрела на мои очки с толстыми линзами и рассмеялась до слез, потом вытерла глаза платочком и спросила:

- Вы что, серьезно?

- Нет, конечно. Просто иногда хочется выпить с друзьями, а выпивка без повода — это уже алкоголизм.

Она смеялась еще дольше.

Такой, смеющейся, она и запомнилась мне тем вечером.

Ну и пусть смеется. Мне не жалко.

10 число 5 месяца 23 года, Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко.

  В один из следующих выездов в саванну я решил испытать те самые «экспериментальные» винтовочные патроны, хорошо, что теперь винтовку не надо было тащить на своей спине (в пеших походах носил автомат). В перерыве между контрольными сеансами связи я пальнул «пару раз».

 В качестве цели использовал прислоненную к здоровенному булыжнику, лежавшему возле кучки кустов примерно в сотне метров от моей стоянки, толстую железяку, которую привез с собой со свалки.

Первый выстрел для пристрелки сделал «стандартным» винтовочным патроном. Бац! От железки отлетели небольшие кусочки — пуля разлетелась вдребезги. Следующим в стволе оказался «экспериментальный» патрон с черноносой пулей.

Бац! Звон от попадания показался мне чуть громче предыдущего. В середине железяки появилось отверстие. Так, пойдем, посмотрим, что получилось... Пуля уверенно пробила металл и вышибла из камня довольно большой кусок.

Нормально так вышло... Эти патроны стоит поберечь, совершенно точно. Заверну-ка я коробку во что-нибудь помягче и уберу их подальше. А то мало ли что...


Из пистолета я тоже пострелял вдоволь. Кстати, этот Глок оказался с возможностью стрельбы очередями. Но темп стрельбы был такой, что даже магазин увеличенной емкости вылетал — глазом не успеешь моргнуть, и удержать его на цели было практически невозможно. Поэтому так и запомним, что этот режим — на крайний случай.



Жизнь текла спокойно и размеренно, дяже тягуче, как расплавленная смола. Работа, выезды в «поле», поездки в тир (обещал — значит, надо тренироваться, и плевать, что со ста метров с столовую ложку не попадаю, не то что с двухсот в чайную...). Короткие разговоры с соседями по дому (они с работы уставшие приходят, где уж там диспуты разводить), наблюдения за прохождением радиоволн (когда получается), короткие посиделки в вечерней тишине на прокаленной солнцем за день веранде...

11 число 5 месяца 23 года, Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко.

  Недавно вечером мы с соседями по «общаге» стали свидетелями самого настоящего «полицай-шоу»...

Как я уже говорил, к поляку часто заходили всякие мутные личности. Один из его случайно увиденных мной гостей показался мне смутно знакомым, только я никак не мог вспомнить, где и когда я его раньше видел?

На этот раз, как только очередной гость вошел в дом, откуда ни возьмись, с разных сторон стали потихоньку «подтягиваться» люди в неброской одежде. При этом они старались не попасть в вероятный сектор обзора висящей над крыльцом телекамеры. Затем последовал стремительный рывок, дверь даже не успела всхлипнуть, как влетела внутрь, и они все ворвались в дом. Раздались какие-то крики и грохот падающей мебели, но выстрелов не последовало.

Через некоторое время из дома вывели хозяина и гостя, с руками в наручниках. Они не особо хотели идти, но их «подбадривали» чувствительными тычками. Подъехала машина — фургон с включенными фарами, и задержанных стали запихивать в «собачник». На лицо гостя упал яркий луч света от фонаря, и тут я узнал его: это был тот самый парень, который протянул мне руку, когда я залазил в вахтовку. Надо же, как судьба играет человеком, вот и свиделись... «По подвигу и награда будет!» Но подходить и что-то говорить силовикам я не стал — помнил о «подписке».

На следующий день Орден сам вспомнил обо мне. Во время моего «обхода» кабельных линий ко мне подошел тот самый лейтенант Райнер, и сказал:

- Добрый день, пройдемте, нам нужно поговорить...

Беседа оказалась довольно долгой, она касалась вчерашних событий, и не только их. Как оказалось, неладное заподозрил кто-то из соседей - «Не будет ставить хороший человек камеру наблюдения у себя над входом, если живет в тихом районе!». А может, не простили ему оскорбления своего любимого кота, точно никто не скажет.

Так или иначе, соседом заинтересовались «компетентные органы». (Вообще-то, между нами говоря, Орден на многое закрывает глаза, но, видимо, тут жадность действующих лиц перешла все допустимые границы, или участники просто забыли «поделиться» со своими покровителями.) Всех подробностей, конечно, он мне не сообщил. Сказал только, что сосед оказался замешан в нелегальную перевозку людей с последующей продажей в рабство. Попавшегося у него дома «гостя» опознали и допросили, он тоже оказался одним из фигурантов этого дела. Со Старой Земли ему пришлось срочно уходить, не дожидаясь ареста. А тут и я подвернулся под руку, чего бы еще дополнительно не подзаработать? Но места, чтобы засунуть вместе со всеми в контейнер, на меня не хватило, поэтому меня «отложили на следующую отправку», запихав в другой контейнер. Груз со мной вместе должны были забрать почти сразу, но машина сломалась, не успели добраться. А потом я очнулся и так не вовремя вылез из железного ящика. Кстати, контейнер с другими «клиентами» успели взять на заметку при погрузке на корабль. Прямо на корабле, в море после отплытия и вскрыли груз, «с понятыми». Просто дело широко не афишировали, а все это время потихоньку раскручивали «ниточки» дальше. Вот и раскрутили... Не думайте, что рассказал он это все прямо так и сразу (честно, порой даже хотелось использовать «терморектальный криптоанализатор»), пришлось давить на то, что я в этом случае являюсь «потерпевшей стороной», вообще-то говоря, и «народ имеет право знать!»

Сняв с меня дополнительные показания, лейтенант ушел. А я подумал: «А кот-то, оказывается, был прав!..»

12 число 5 месяца 23 года, Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко.

  В этот выезд я после обычного радиообмена получил сообщение «Встречай нас на стоянке», что означало — есть срочная необходимость встретиться. Посмотрим, что там у них случилось такого, «сверхсрочного». Раньше просто сообщали о примерной дате прибытия, и все, приходить каждый раз теперь уже было не обязательно. Что-то мне неспокойно стало на душе...

13 число 5 месяца 23 года, Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко.

  Мы поздоровались весьма бурно, как будто не виделись сто лет, даже слегка обнялись, затем полезли в КШМ-ку, чтобы пообщаться без посторонних глаз и ушей. Виктор очень серьезно сказал:

- Слушай, тут такое дело... Командование поставило задачу, но я не могу тебе приказывать ее выполнить, могу только попросить. Дело касается нашего протектората.

- Я же давно «дембель» по возрасту, да и по молодости был не особо чтобы «боевой», как-то все больше с паяльником и отверткой в руках «воевал», в железе ковырялся...

- «Видно, время подоспело стариков пускать нам в дело...» Да знаю я про это. И про то, что в тир ты исправно ходишь каждую неделю, из винтовки стреляешь. Помалу, но ведь попадаешь, куда целишься? - он чуть усмехнулся.

- Ну, это мое личное дело... Не наигрался еще, я в душе ребенок.

Мы оба посмеялись.

- Просто получается так, что именно сейчас тут у нас нет достаточного количества людей для выполнения этой задачи. Нужно перекрыть несколько направлений, но мы не можем успеть везде одновременно.

- А я, значит, могу заткнуть собой одну из «дырок»?

- Да, но риск очень высок. Предупреждаю — придется стрелять на поражение, противник тоже стесняться не будет. Там все «отморозки конченые», по ним хорошие люди плакать не будут, если они в саванне исчезнут.

- А что, сами не можете тут задержаться?

- Мы послезавтра уходим, а работать нужно через несколько дней. Количество людей у нас — каждый раз отмечают, кто прибыл/убыл, лишнего человека не привезешь, даже по дороге незаметно не высадишь - «пасут» нас сейчас из-за недавних событий. Плотно так «пасут»... Каждый раз в сопровождаемых конвоях «глаза» есть, зуб даю — наша РЭБ периодически пакетные передачи из колонн ловит. А может, и не орденцы это, а совсем наоборот. Кубинцы на Островах заняты, и на побережье. Проблема появилась слишком уж внезапно, противодействовать нужно именно тут и сейчас, а нам — нечем, и некем.

- И что, если мне удастся эту проблему как-то решить?

- Тогда могу обещать достать для тебя луну с неба. Шучу, конечно. Но что-то соразмерное можно устроить. Большего пока сказать не могу.

- Я еще по людям ни разу в жизни не стрелял, только по мишеням.

- Если не получится у тебя — конечно, будем пробовать сами, но перехватить их потом будет уже очень сложно. Мы будем знать на 100%, когда они выедут. Чтобы получить эти данные, рискует хороший человек. Ему потом придется срочно уходить... Если эти твари доберутся до места назначения — последствия могут быть очень хреновыми. Курьеров должно быть всего трое, четверо — маловероятно, но тоже возможно. Еще — нам очень важен груз, который они везут с собой. Груз может быть с «сюрпризом», это осложняет задачу, но тебя проинструктируют, что делать и на что обращать внимание. Хотя, вряд ли они будут делать что-то слишком мудреное — для самих небезопасно, дорога длинная. И запомни: если груз будет поврежден, самое большее, что мы для тебя потом сможем сделать — помочь добраться до Демидовска. О «луне с неба» придется забыть.

- Какого характера груз?

- Это не очень большой ящик, или коробка, или кейс — точно не знаем, но один человек переносит его без особого напряжения. Что конкретно в грузе — узнать не смогли, но не деньги и не наркотики. Груз нужно доставить к нам, но не в Демидовск, а в район рядом с Аламо — хотя бы для начала. Мы тебе дадим частоты для связи, ты сам радист, разберешься чего, куда, и с кем, и сколько раз. Свяжешься, тебе помогут - с нашими людьми вместе дальше и поедешь.

- Что еще?

- Курьеры должны исчезнуть. Ну, по крайней мере, чтобы в течение нескольких дней быстро не нашли, а искать их потом будут, если они не доедут...

- Кто еще может знать об их маршруте следования? Будет ли сопровождение?

- Кроме них самих — только тот, кто передаст нам эту информацию. Какую-то часть пути они проедут на одной машине. Неподалеку от промежуточного пункта, который нам неизвестен, их будут ждать. На подъездах к нему они должны будут связаться со своими сообщниками по радио и установить точное место рандеву.

- Что по их имуществу?

- Ага, «навариться» захотел? - он ухмыльнулся. - Ну, все что при них — твое, но на твой же страх и риск. Если «засветишься» в скупке с чем-то опознаваемым — тебя не спасет сам Господь Бог. Они все в розыске Ордена за многочисленные убийства, за каждым кладбище, как говорят, с пол-футбольного поля, но если ты вздумаешь получить за них награду — тебя пристрелят прямо на выходе из банка, понял? Слишком много на них завязано дел у нехороших людей...

При получении по радио определенного сигнала мне предстояло выехать на место, обозначенное на выданной карте, и быть там в полной готовности через указанное в сигнале время. Сигнал будут передавать на частотах, которые я прослушивал каждый вечер. (Лишь бы среди ночи передавать не вздумали, а то мне спать тоже иногда нужно...)

Затем со мной кратенько побеседовал специалист — сапер. В принципе, инструктаж свелся к простой истине: если видишь что-то странное, не суй туда руки, может быть, и жив останешься...

После всего этого я отправился домой, обдумывать поставленную задачу.



Что-то он не договаривает, ну вот прямо всей кожей и внутренностями чувствую - что-то здесь не так. Они же «там» прекрасно осведомлены обо всех моих невеликих талантах. Любой интернет-специалист по боевикам и каждый любитель детективов знают: если обещают очень много — то часто рассчитывают, что гонорар выплачивать будет уже некому. Как в кино было: «Что такое опасное задание? Это такое задание, за выполнение которого вручают медаль. Только вручать ее, скорее всего, будут уже родственникам...» Не надо мне таких медалей. У меня родня на Старой Земле без присмотра. И вообще, фильм «Высокий блондин в черном ботинке» я тоже не раз смотрел — он у меня в компьютере есть. А быть участником реалити-шоу под названием «Лысый блондин в темных очках» мне почему-то ну совсем не хочется.

16 число 5 месяца 23 года, Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко.

  Кто прослужил в армии достаточно долго, тот хорошо знает, что часто дело поручают не тому, кто более опытен, а тому, кто в этот момент оказался под рукой. А вот за результат будут спрашивать, невзирая на квалификацию. (И груз-то им обязательно нужен целым, причем непонятно, что это — фамильный хрусталь или яйца старины Фаберже, что ли?) Поэтому я постарался отключить посторонние эмоции и сосредоточиться на подготовке к этой непростой миссии.

Засаду следовало готовить тщательно, чтобы все получилось с первого раза. Второй попытки быть не может по определению — не то соотношение сил и средств. Поэтому планировать свои действия надо было... как? Я ведь ни разу не спецназовец, занятия со мной на эту тему никогда не проводили. Ориентироваться на кинофильмы? Ага, таких «специалистов» — полный интернет... которого тут нет... И в нетбуке вроде ничего такого у меня по этому вопросу нету, одна художественная литература (хотя, надо еще раз покопаться, вдруг что-то достойное внимания пропустил). И чего я не супергерой? К-а-ак выскочил бы на дорогу из-под земли, перевернул их машину одной рукой за колесо, пока они там внутри валяются офигевшие — быстренько их перемочил зубочисткой, забрал чего надо, потом выкопал складной саперной лопаткой ямку, затолкал туда машинку вместе с этими неудачниками, скоренько прикопал, песочек разровнял, цветочки посадил... И все это минут за пять, чтобы никто дернуться не успел и место потом не скоро нашли...

«Их восемь, нас двое»... Ни фига. Спину тут мне прикрывать никто не будет. Я один, а их будет трое... Хорошо было Тому Кленси — придумал писатель себе крутого морпеха ростом метр девяносто и весом в центнер, и он у него пер напролом через все книги, валил в одиночку врагов целыми штабелями налево и направо. И адмиралы его со всех сторон «крышевали». А тут бы до конца текущего момента дожить...

В машине мне их не взять — она может оказаться защищенной каким-нибуль дополнительным броневым усилением, и как они там рассядутся — неизвестно. Стрелять куда попало? Так выскочат они, и все кончится за пару минут: даже если в одного попаду, оставшиеся с их боевым опытом мне ни сбежать, ни уехать не дадут. Тем более, что мне ясно сказали: если груз будет поврежден, об уговоре можно будет сразу забыть (ну что такого суперценного может там быть, а?..). Короче, надо и селедку съесть, и задом в лужу не сесть...

Значит, нужно чтобы они остановились и все вылезли. Пусть не одновременно, но вылезли. Чем их выманить? Саванна не шоссе, манекен под колеса не бросишь, да и не факт, что остановились бы посмотреть — не те люди. Голосующую девушку поставить возле дороги? Ну, в смысле манекен - полуодетый по случаю жаркой погоды? Так там не дураки, если до сих пор живые при таком роде занятий. Ну, притормозят, посмотрят, может один из них и высунется, увидит, что это манекен, они сразу почуют неладное и так вдарят по тапкам, что не остановишь...

Место нужно выбрать такое, чтобы смотрели не в мою сторону, и при этом все было совершенно естественно... Так... «естественно»... «естество»... «природа»... Эврика!


Несколько дней ушло на подготовку «материальных средств». Я сходил в ближайшую мастерскую, и за небольшую сумму мне нарезали восемь металлических прутков, согнули на их концах небольшие петли и пропустили через эти петли длинный болт, после чего закрутили гайкой с подложенной шайбой. В «охотничьей» лавке я купил большой кусок маскировочной сети «под пустыню», и пучок «мочала» разных оттенков. Дома я навязал на масксеть куски мочала, стараясь делать это в художественном беспорядке. Еще закрепил поверх «космического одеяла» равный по размеру кусок тонкой «марлевки» непонятной пятнистой окраски. Так, пора переходить к другой части подготовки.

В других мастерских изготовил с десяток чего-то среднего между «вьетнамским сюрпризом» и его английским вариантом, разумеется, напилил только составляющих частей к ним, а собирал все в единую конструкцию уже дома.

Обойдя несколько разных магазинов, купил хорошую, прочную лопату и подобрал антибликовые «сеточки» подходящего размера на стекла бинокля.


Вас удивляет, что обычный «бывший отставник», видевший до попадания на Новую Землю пистолет только раз в полгода - на контрольных стрельбах, сидит и так спокойно разрабатывает план нападения на других людей? Просто бывают моменты, когда приходится переступить через себя ради того, чтобы выжили другие. Может, это и заезженный штамп, но те, кто во время войны оставался прикрывать отход своих, грубо говоря «с тремя гранатами против пяти танков» - делали это не ради наград. А если это окажется мой «последний и решительный»... надеюсь, родным когда-нибудь потом об этом расскажут... может быть. А сейчас — не отвлекайте. У меня впереди еще много дел.



Уже стемнело, когда раздался стук в дверь.

- Войдите!

- Добрый вечер. - Это была хозяйка. - У меня что-то случилось с телевизором — показывает очень плохо, какие-то помехи, ничего не разберешь.

- Хорошо, сейчас поглядим, - ответил я.

Когда мы пришли к ней домой, особо длительного «расследования» не понадобилось: кабель, идущий от плинтуса к телевизору, был в нескольких местах сильно изжеван какими-то мелкими зубками. Ага-а...

- Ваш кот сегодня случайно не играл с проводами?

- Может быть, я не заметила...

Она близко нагнулась ко мне, чтобы посмотреть на разодранный кабель. «О-о-о.. Фатима, о-о-о... Какая у тебя «фатима»!.. Даже две...» - радостно завопил внутренний голос. Я с большим трудом сохранил каменное выражение лица и показал, приподняв поврежденный участок:

- Кот перегрыз кабель, я сейчас поменяю кусок, только домой схожу, новый возьму.

Когда я вернулся с инструментами и куском кабеля, хозяйка что-то делала на кухне. Работа заняла не очень много времени, и минут через десять на экране снова чья-то выдуманная жизнь заиграла яркими телевизионными красками. Вдруг телевизор отключился, и заиграла музыка. «А-ХА»? Странно, она же мне говорила, что классику слушает?.. Солист выводил слова из песни «Дай мне шанс»:


Говорить с тобой непросто

Нужных слов не подобрать.

Как найду — смогу тебе я

О любви все рассказать...


Бригитта стояла рядом, держа пульт в руке, и смотрела мне в глаза. Неужели?..


Дай мне шанс

Побыть с тобой

Хоть день-другой,

Хоть день-другой...


Она выронила пульт на столик, подошла ко мне и обняла, уткнувшись лицом мне в плечо.


Все что ты мне сказал -

Ты прожил иль всего лишь сыграл?

На свет яркий твой пойду за тобой

На самый край земной...


[A-HA, «Take On Me», вольный перевод — автора]


 ...Ой, оказывается, ее платье так легко расстегивается... и очень быстро падает на пол... черт, футболка на мне, оказывается, такая тесная, чуть не порвал...


...Бригитта спала, положив руку мне на грудь, и улыбалась чему-то во сне. В слабом свете далекого фонаря можно было разглядеть напоминающий шапку силуэт лежащего на подоконнике Бригиттиного любимца. В полумраке я не мог разглядеть ничего, но почему-то был уверен, что улыбка у него сейчас шире, чем у Чеширского кота. Он был доволен, что смог сделать что-то хорошее для хозяйки.

Васька, ты больше не грызи кабель, он невкусный, лучше я тебе колбаски дам. И... спасибо тебе, кошак...

17 число 5 месяца 23 года, Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко.

 Следующим вечером после работы я хотел зайти к Бригитте, но ее не было дома, дверь была заперта и около нее печально сидел Васька. Я позвал его, он соблаговолил пойти со мной и разделить мой ужин. В смысле, я угостил его колбасой, которую он съел, благодарно мурча. Потом он пошел обратно к своим дверям — ждать хозяйку, а я включил верного малыша КХ-а и начал «вечернее прослушивание» местного эфира. Теперь постоянно крутить настройку не было необходимости, нужно было просто слушать эфир в определенные часы на указанной частоте. Слушаю внимательно, приближается контрольное время.

Есть, четко слышны сигналы маяка. Но в этот раз он после нескольких посылок «тире» передает группы цифр - «3333...3333...», затем - «1111...1111». Это означает команду к выдвижению, и на месте нужно быть через одни сутки, в полной готовности. Все ясно, моя спокойная жизнь закончилась.

Собираю свои немногочисленные вещи, складываю их в рюкзак и пару сумок. Хотел еще раз постучать Бригитте, но увидел Ваську возле дверей, темные окна — понятно, ее пока что нет дома. Жаль...

18 число 5 месяца 23 года, Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко.

 Я уезжал утром. Не торопясь проверил, все ли погрузил в машину.

Постучал в дверь квартиры Бригитты. Она уже была дома, открыла, радостно улыбнулась, но увидела на мне «походную» одежду и улыбка медленно угасла.

- Уезжаете?

- Да, нужно на недельку отлучиться — друзья на рыбалку пригласили, сейчас у них свободное время появилось. Хочу себе что-то вроде отпуска устроить.

- Понятно...

- У меня за квартиру уплачено до конца месяца, так что нового жильца не вселяйте. И еще — вот, хочу вам отдать, мне их все равно слушать не на чем, — отдаю ей диски с записями классической музыки.

- Спасибо!

Глажу на прощание кота, сидящего на перилах, он что-то муркает в ответ.

Отхожу от крыльца, и мне кажется, что где-то в глубине дома, почти на грани слышимости, очень-очень тихо играет музыка:


Время летит, минуты быстро бегут

Задержать стараюсь их я

Хоть чуть-чуть.

Не мечтал я о тебе,

Но возникла ты в судьбе

В жизнь вошла,

Как в сердце острый нож...

...

Так много событий ждут впереди,

В сердце ты память о нас сбереги...


[Fanсy, «Save The Moment», вольный перевод - автора ]


 Когда я сажусь в машину, то успеваю заметить в зеркале заднего вида, как Бригитта потихоньку, украдкой перекрестила меня. Последнее, что я рассмотрел — она гладит кота и что-то говорит ему...

Трогаюсь с места и медленно еду вдоль по улице. Черт, в глаза что-то под очки попало... порыв ветра, наверное, налетел...


У меня в наушниках, подключенных к сотовому, словно угадав мои мысли, напряженно пульсирует голос Виктора Цоя:


Группа крови на рукаве,

Мой порядковый номер на рукаве,

Пожелай мне удачи в бою,

Пожелай мне удачи...



Перед дальней дорогой нужно было поесть и докупить кое-что необходимое из «реквизита».

Так, вот подходящее местечко, недалеко от центра города— скромная вывеска, небольшой зал...

Я подошел к хозяину ресторанчика и спросил:

- Мясо антилопы свежее есть?

- Есть, парочку охотники только что привезли.

- Хорошо, давайте меню...

Пока ел, делал как можно более задумчивый вид. Между делом, «чтобы не потерять мысль», я чертил на листке бумаги, который достал из кармана, какие-то загадочные прямоугольники, параллелепипеды и пирамиды, вроде как «создавал эксклюзивный дизайн». Хозяин косился в мою сторону, но ничего не говорил. Теперь попробуем испытанный метод: сначала заказ, оплата, потом «левая» просьба.

Пообедав, я подошел к нему и поблагодарил:

- Спасибо, все было замечательно, теперь буду знать, где можно вкусно поесть, и знакомым расскажу.

- Всегда рады гостям!

- Подскажите, у вас можно забрать кости от антилоп — ну, голову там, ребра, позвоночник?

Хозяин удивился:

- А зачем вам?

- Я подрабатываю - мебель делаю, из дерева ценных пород, хочу столярный клей сварить, экологически чистый — заказчик требует.

Он сделал вид, что понял. Но желание клиента — закон, поэтому мы прошли с ним на кухню, и я стал обладателем головы небольшой антилопы, ее ребер с позвоночником и костей ног с копытами — все уже полностью очищено от мяса.

- И еще: скажите, у вас «просроченное» мясо есть?

Он возмутился, даже не успев удивиться:

- Вы что, у нас все только самое свежее!!!

- Не обижайтесь, просто мне один рецепт дали, как можно не очень свежее мясо съедобным сделать, хотел бы дома попробовать. А то мало ли — застрянешь где-нибудь в саванне без еды, а на «свежатину» подстрелить некого будет.

- Ладно, завалялась тут у меня в углу морозильника пара кусков с прошлой недели... заберете? Только очень прошу — не рискуйте здоровьем зря, врачи тут в городе берут дорого, а в саванне их вообще нет.

Я замотал приобретения в несколько слоев полиэтиленовой пленки, и мы расстались, вполне довольные друг другом.



Выехал за город и через несколько километров свернул в нужную сторону. К этому времени я водил машину уже вполне приемлемо, хотя в ралли участвовать было бы еще рановато. Вся надежда — на расчет времени и выполнение действий по плану. Хотя, планы имеют свойство никогда не исполняться так, как было задумано.

Завернутые в пластик кости скелета и куски мяса практически не пахли, да и ветерок постоянно задувал, колыша еще не окончательно засохнувшую траву. Дорога была спокойной — основные стада уже мигрировали, хищники ушли вслед за ними. Попадались разве что мелкие зверюшки вроде наших сусликов, ныряющие под землю только тогда, когда машина подходила почти вплотную.

По дороге продолжаю слушать музыку, сейчас в наушниках звучит:


Солнце мое, взгляни на меня,

Моя ладонь превратилась в кулак.

И если есть порох, дай огня,

Вот так...


Солнце весь день «глядело на меня», поэтому я весь насквозь употел в прокаленном джипе, а поверх еще и пропылился, так что приобрел цвет, весьма сходный с цветом местной почвы.

Указанное на полученной карте место имело характерную для данного участка местности особенность: до хрена оврагов. Ездить в эти «Большие Говнища» мало кто рисковал — в погоне за дичью можно было легко самому стать добычей. Причем не обязательно кровожадных хищников, не злых бандитов, а самой земли — почва на краю могла легко осесть под ногами, а вниз лететь было далековато, к тому же на дне практически до середины лета не высыхали громадные лужи мутной, вонючей грязи. Если тебя будет некому вытащить — весьма вероятно, там и останешься. Дичь-то тут была всякая, но отнюдь не в «промышленных» количествах, и желающих гоняться за ней, ежеминутно рискуя свернуть себе шею, было очень мало.

Еще практически ровный профиль саванны кое-где нарушали кучки камней, выступающих из-под земли, и редко расположенные участки с кустиками и невысокими деревцами.

После дополнительной расширенной консультации с охотниками (состоявшейся в баре и прошедшей в «теплой, дружественной обстановке»), ранее вывозившими меня «на природу», составилось некоторое представление о месте проведения операции. Его можно было назвать «бутылочным горлом», но в отличие от горной местности, возможность проезда и прохода ограничивали не скалы, а овраги. Не зная особенностей дороги, можно было очень долго блуждать, через каждые несколько сотен метров утыкаясь в глубокие провалы. Вот здесь, возле самого узкого места мне и предстояло проверить, кто окажется быстрее и удачливее.



Так, смотрим на особенности этой местности... Еле-еле заметная дорога, больше похожая на тропинку, извивается между оврагами. Самое узкое место этой условной дороги — шириной метров шесть, с одной стороны оно ограничено склоном оврага, с другой — кучей камней, возле которых растет небольшое, искривленное ветрами деревце, и зарослями кустов, за которыми — другой овраг с крутыми склонами. Подхожу поближе — так и есть, на камнях в большом количестве греются местные жители — змеи разного размера. Ладно, грейтесь дальше.

Вот в этом месте и будут мои Фермопилы...

Начинается подготовка рабочего места. Первым делом определяю, где будет лежать костяк антилопы. Затем, чуть в стороне и дальше, в довольно плотной, но не утрамбованной благодаря редкому движению транспорта земле выкапываю небольшие ямки, в которые осторожно устанавливаю «сюрпризы». Их пришлось чуть доработать, чтобы они не «бабахнули» от веса какой-нибудь мелкой зверюшки — у меня идет охота на дичь покрупнее. Тщательно маскирую выступающие части, разбрасывая рядом мелкие камешки для отвлечения внимания.


Теперь - будем оборудовать «лежку». Неизвестно, сколько придется сидеть и ждать, и что вообще будет происходить. Поэтому воспользуемся опытом предков. Беру лопату и выкапываю на срезе склона оврага что-то вроде щели, по направлению к установленным «сюрпризам». Склон оврага позади — довольно пологий, поэтому вдоль него можно будет более-менее скрытно нормально передвигаться в нужную сторону, когда возникнет необходимость, только осторожно, чтобы не свалиться в грязь на дне оврага. Вырытую землю скидываю на кусок брезента, потом оттаскиваю далеко в сторону и выкидываю в грязь. Когда яма достигла нужных размеров, достаю «паука» и расправляю его над ней. На «паука» накидываю пленку, потом маскировочную сеть, затем втыкаю в нее срезанные в другом месте ветки кустов. Все, теперь это «бугорок с травой», каких тут вдоль оврага множество.

Проверяю: все нормально, со стороны оврага можно незаметно залезть и вылезти. Со стороны дороги «лежка» абсолютно не заметна. Весь фокус в том, что я сделал ее не на самом гребне, а чуть ниже, в небольшой впадине.

Теперь - «заметание следов»: чем-то вроде веника затираю свои следы, хотя их не так уж и много — земля довольно твердая.

Оставляю в яме рюкзак с запасами, остальное складываю в джип и отгоняю его подальше — в другом овражке нашлось подходящее место. Ставлю машину в этот «гараж» под обрывом, накидываю на нее маскировочную сеть и ветки. Все, теперь, чтобы ее заметить, нужно вплотную подойти к краю оврага и очень внимательно рассматривать — что там внизу, и то нужно знать, где искать.

Еще раз проверяю — не видны ли следы возле укрытия. Затем укладываюсь на ночлег в свою «берлогу»...


На рассвете нужно было завершить подготовку. Я вытаскиваю, раскладываю и закрепляю скелет антилопы, ее голову на дороге рядом с этим деревцем. Типа «как будто она себе шла-шла, ее змейка укусила, а потом тушку кто-то взял и съел». Те, кто едут, судя по предоставленным данным, охотой профессионально не занимались, поэтому при первом беглом взгляде «подставы» заметить не должны. Затем привязал уже весьма «душистые» куски мяса к костям скелета антилопы. Пусть тут пока местная мелкая живность поест, сейчас набегут... Потом прошелся от кучи камней до склона оврага, для ориентира воткнул небольшую палку пониже в склон — чтобы потом можно было быстро добежать понизу до этого места, не высовываясь над гребнем.

Вот и все, можно было возвращаться на место и ждать прибытия курьеров...

19 число 5 месяца 23 года, полдень. Где-то далеко к западу от Порто-Франко.

  На горизонте что-то появилось. Пока еще плохо различимая в клубах пыли, приближалась какая-то машина. Хоть бы это были те, кого я жду, а не простые охотники...

Нет, все-таки курьеры! Машина соответствует примерному описанию, движется заметно медленнее, чем могла бы... почему? Там, где они едут сейчас, дорога вполне ровная, чехарда с оврагами начинается только на этом участке.

В бинокль видно, как неторопливо машина переваливается через неровности дороги. Над машиной что-то мелькнуло, никак не пойму, что там такое? Пора быстро занимать «рабочее место», мало ли что...

На подъезде к дереву с кучей камней, машина замедлила ход, затем вообще остановилась. Что их там насторожило? Мелких грызунов испугались, что ли, которые там остатки мяса доедают? Тут в утренней тишине сверху послышалось жужжание. Оно все приближалось и приближалось, ненадолго остановилось где-то над головой, затем стало удаляться, потом снова вернулось и прошло в сторону машины. В прицел удалось разглядеть какую-то штуку с мельтешащими лопастями. «Ни фига себе! Бандюганы с квадрокоптером!.. А если у них там и тепловизор стоит? Земля еще не совсем прогрелась...»

Видимо, ехавшие в машине совещались — что-то им не понравилось. Наконец, машина медленно сдвинулась с места и поехала вперед, пытаясь объехать кости. Давайте-давайте, как раз там подарочки для вас заготовлены. Ну!.. Ну!!. Ну!!!..

Хлопок! Под левым передним колесом «пухнул» фонтанчик пыли от сработавшего «сюрприза», пуля разорвала шину и джип практически сразу повело в сторону оврага из-за мгновенно стравившего воздух колеса, которое скоро начало пахать диском землю.

Бац-бац! - распахнулись двери, и водитель с сидевшим рядом пассажиром мгновенно вылетели из джипа и залегли, поводя стволами в разные стороны. Квадрокоптер торопливо плюхнулся на дорогу позади джипа, и через секунду из салона вылетел третий член бандитского экипажа, занявший позицию позади машины.

Продолжаю сидеть тихо, как мышь. Сейчас они рассредоточены, пока будешь вылавливать одного — другие тебя вычислят. Так, один пробует отползти за камни... ага, родной, только тебя там и ждали... Не сдержав вопля, он рывком бросается обратно к машине. Ну правильно, там «старожилы» грелись, тебе они точно не рады.

Тишина... Я лежу тихо, по машине никто не стреляет, естественно. Курьеры почти не шевелятся, все проверяют. Наконец, третий медленно, на четвереньках добирается до двери в машину. Что, решил свою модельку запустить? Ну да, в воздух опять подымается квадрокоптер и начинает нарезать круги вокруг места происшествия. Не обнаружив в округе никакого движения, он возвращается обратно и снова опускается возле машины. Видимо, там посовещались и приняли какое-то решение, все встают, отряхиваются и начинают озираться уже с высоты своего роста. Водитель подходит к пробитому колесу и что-то говорит другим — правильно, дырки в шине сбоку нет, ведь по колесу никто не стрелял, оно само наехало на «сюрприз». Решают менять колесо, снимают запаску, достают домкрат, вот они все ближе, ближе друг к другу, все на одной стороне дороги... Огонь!.. Стараюсь стрелять как можно быстрее, почти не поправляя прицел, выпускаю в них полный магазин - десять бронебойных патронов. Глушитель скрадывает звук и гасит вспышку выстрела, поэтому задеть удается всех — они не понимают сразу, откуда стреляют. Торопливо меняю магазин на полный и смотрю, как там у них дела.

А дела — не очень хорошо. Один замер, два еще пытаются отползти в разные стороны. Приходится заканчивать начатое. Все, никакого шевеления.

Сколько их там было в машине? Трое? Или четверо? Лежу, наблюдаю уже в бинокль. Свет бликует от затемненных стекол джипа, не позволяя разглядеть, что внутри. В машине никакого движения, только ветер чуть покачивает приоткрытые двери.

Жду пять минут... десять... пятнадцать. Пора! Выползаю на склон оврага из своей норы, винтовку оставляю на месте, за спину закидываю автомат, в руке — Глок с увеличенным магазином — вблизи он тоже хорош, а поворачиваться с ним можно гораздо быстрее, чем с автоматом.

Крадусь вдоль по склону оврага, до воткнутой в землю на склоне палки-ориентира. Осторожно высовываюсь над краем склона — я оказался позади машины. Квадрокоптер лежит на земле, положение тел не изменилось, двери машины все так же покачиваются под ветром.

Вблизи все выглядит весьма паршиво. Война — это кровь и дерьмо, кто бы там что ни рассказывал. Как не по себе-то, а... Хорошо, что мне некогда разглядывать лежащих, нужно сначала осмотреть машину. Держа пистолет перед собой, пригнувшись, медленно-медленно двигаюсь к джипу. Задняя дверь внезапно распахивается, и я вижу высунувшийся оттуда ствол и перекошенное лицо за ним. Как при замедленном воспроизведении, на срезе автоматного ствола появляется неспешно пульсирующий огонек, я изо всех сил прыгаю влево, нажимая на спуск пистолета, и уже в падении понял, что не успева...



Сколько я там провалялся — точно не знаю, надеюсь, что не очень долго. Когда наконец удалось открыть глаза, понял, что лежу на левом боку, правая рука продолжает сжимать пистолет. Сколько патронов осталось-то?.. Быстро заменить магазин, так... ой... правый бок обожгло болью, куртка разорвана. Судя по всему, серьезно в меня не попали — иначе бы уже и не очнулся, скорее всего. Кровь не хлещет, значит, можно немного потерпеть. «Патсаны... Я «маслину» поймал!..» - очнулся и заныл внутренний голос. Раз так, считаем, что я еще живой.

Вполголоса матерясь, медленно поднимаюсь на ноги. Довольно сильно болит голова — оказывается, я чувствительно «приложился» об камень. Надеваю слетевшую панаму-«буни», попутно ощупывая голову. Шишка уже есть, но вроде не мутит, в глазах не двоится и голова не кружится — есть надежда, что обошось без сотрясения мозга. Ну да, что старому военному может сделаться — там же «сплошная кость»...

Четвертый лежит примерно в метре от машины. Странно... он же тогда еще из машины не вылез. Попал я в него или нет? В магазине моего пистолета оказалось израсходовано всего несколько патронов — очередь получилась очень короткой. Преодолевая неприятные ощущения в организме, нагибаюсь к лежащему телу. Так... «контроль» делать не нужно — контролировать уже некого. С такой дыркой в башке даже зомби уже не дергаются. В его бронежилете какая-то отметина — мое попадание? Так, пистолетная пуля его не пробила... А как это я ухитрился — в прыжке попасть ему в корпус, потом еще и в голову, что ли? На двери джипа есть несколько характерных отверстий рядом с тем местом, откуда он стрелял — хорошо, я еще и туда попал, значит, дверь тогда еще полностью не открылась и помешала ему. Не понимаю, при чем тут его голова?.. Ладно, контрольный осмотр всего экипажа — и можно досматривать груз (лишь бы в только случайно туда не всадил пару пуль...).

С остальными уже ничего делать не нужно, они свое отстреляли. Война — это кровь и дерьмо, что бы кто ни говорил... Зрелище изрядно действует на нервы, пойду лучше машину посмотрю. Убираю пистолет в кобуру и заглядываю вовнутрь.

Первым дело в джипе бросается в глаза лежащий на сиденье пульт управления квадрокоптером. (Ну да, если поднять квадрик вверх метров хотя бы на 50, можно просматривать всю обстановку в разные стороны больше чем на 20 километров.) Надо же, «Футаба» с большим цветным экраном, богатые Буратины! Рядом — видеоочки с приемником. Так, глянем, что у нас по телевизору... Дорогу показывают, понятно — камера расположена внизу квадрокоптера, почти на земле лежит. На экране есть еще показания параметров полета - «по нулям», но сейчас это неважно. Отключаю пульт, и почти сразу раздается писк со стороны лежащего квадрокоптера — это он так жалуется на «потерю управляющего сигнала». Надо пойти выключить, чтобы на нервы не действовал. Подняв аппарат, начинаю искать, где у него отключается аккумулятор. Мало ли, может в квадрике еще и дополнительный радиомаяк есть. Да и незачем сажать питание понапрасну.

Нахожу аккумулятор, выдергиваю разъем, писк замолкает.

- Саша, ты в порядке,? - раздается сбоку чей-то приглушенный голос.

 Я вздрагиваю, несчастный квадрокоптер чуть не вываливается у меня из рук. Пистолет в кобуре, автомат за спиной, дергаться уже бесполезно. Медленно поворачиваю гудящую от боли голову — рядом стоит «некто» в косматом маскировочном костюме, снизу измазанном до пояса грязью. В руках — обмотанная «лохмашкой» снайперская винтовка, но ствол демонстративно смотрит в сторону. Вот левая рука поднимает маскировочную «вуаль»... И почему я не особо удивлен, а?



- Бригитта... - и тут я понимаю, что она говорила ПО-РУССКИ!..

- Узнал меня, отзываешься на свое имя, значит, мозг не задело. Да положи ты эту игрушку, иди сюда — будем смотреть, куда тебе попало.

(В ее произношении чувствовался легкий акцент, как у долго жившего за границей русского человека.)

- Бригитта, только ходи тут осторожно, я еще свои оставшиеся «сюрпризы» не убрал...


Тут в машине что-то громко «запиликало», и мы оба упали на землю прямо там, где стояли— как говорится, на всякий случай. Когда пиликанье смолкло, мы осторожно поднялись, потом потихоньку с разных сторон заглянули в джип. А, вот оно что... Между сиденьями на самодельной подставке лежало зарядное устройство, к которому был подключен аккумулятор для квадрокоптера. Понятно — они ехали, «оно» летело, аккумулятор в квадрике садился, его заменяли, и пока ехали дальше — аккумулятор заряжался. Точно — вот рядом в коробке еще несколько запасных лежит. Так, это для нас не страшно, отключаем аккумулятор и питание зарядника. А где, собственно, груз-то?

Груз лежит за сиденьем в багажнике. Это довольно толстый чемоданчик, к которому сбоку скотчем зачем-то примотаны несколько брусков, из одного торчит какая-то хрень с колечком... Оп-па... Медленно отхожу назад.

- Что там? - глядя на меня, спрашивает Бригитта.

- К чемодану явно взрывчатка примотана, и сбоку взрыватель торчит, что ли — не разглядел, но выглядит это не очень хорошо.

- Ясно, отойди в сторону, не мешай...

Она осторожно просачивается в салон джипа, я на всякий случай отхожу... Хотя, если рванет, эти несколько метров меня вряд ли спасут. Бригитта что-то делает внутри, тихо потрескивает разрезаемый скотч, и она медленно вылезает из машины, держа перед собой взрывчатку. Так, она кладет этот «брикет» на землю и потихоньку вытаскивает взрыватель... Все! По ее лицу катятся крупные капли пота.

- Подожди, нужно еще на другие сюрпризы проверить, - хрипло говорит она и снова скрывается в салоне.

Наконец раздается ее голос:

- Можешь зайти с другой стороны, вместе посмотрим, тут кое-то интересное...

Я обхожу джип сзади и заглядываю внутрь. Бригитта внимательно рассматривает чемодан, пока не пытаясь его открыть.

- Я посмотрела — снаружи сюрпризов нет, можно открывать.

- Тогда давай, глянем, что там... Подожди, тут на крышке что-то было нарисовано.

Внимательный осмотр выявляет практически затертую маркировку — неразличимо, предположительно код из букв и цифр. Что-то это мне напоминает, причем очень нехорошее... Мы нечто подобное изучали в курсе боевой подготовки, помню точно, и предмет этот был весьма «специфический»...

- Подожди, лучше сначала посмотрим — что у них еще в багаже есть?

В багаже находим пару гранатометов и два химзащитных костюма НАТОвского образца, с противогазами.

- Так, ищи перчатки, лучше подстраховаться, ну его на фиг, что-то здесь очень хреновое лежит, в этом «чумадане»...

Надев на руки перчатки, осторожно приоткрываю крышку. В пластине из губчатого наполнителя лежат гранаты для «эмок». Ну, о чем-то таком и думал - «зеленые кольца»... Очень бережно закрываю крышку и запираю ее на замки. Будем теперь переносить этот чемодан аккуратно и нежно, как новорожденного ребенка.

- Иди сюда, давай все-таки посмотрим на твой бок, - это она снова обратила внимание на мою разодранную сбоку маскировочную куртку. Говорить уже ничего не хочется, даже на расспросы нет сил, мандраж еще не прошел. Молча сажусь и стаскиваю куртку и майку. В принципе, ничего страшного — пуля скользнула, разорвав одежду, и обожгла бок, видно что-то вроде не очень глубокой ссадины. Бригитта достала откуда-то из-за спины подсумок, вытащила из него аптечку и сноровисто (где только училась-то?) обработала «рану». Затем быстро воткнула в меня пару уколов, сказав:

- Быстрее в чувство придешь, все, одевайся и давай тут заканчивать.


Осторожно обезвреживаю свои оставшиеся несработавшими ловушки. Наскоро фотографирую все подряд для отчета перед начальством, не обращая особого внимания на компоновку кадров — на художественную фотосессию нет времени. Как можно быстрее оттаскиваем в сторону зловещий чемодан, гранатометы, костюмы и прочие теоретически полезные в хозяйстве вещи, потом приступаем к «заметанию следов». После осмотра тела оказываются на дне оврага, где начинают медленно погружаться в вязкую грязь. Джип, вихляя из-за пробитого колеса, кое-как доезжает до края оврага и плюхается на дно вверх колесами, разбрасывая вокруг черные вонючие брызги. Накидываем на него сверху срезанных кустов и веток, чтобы не так бросался в глаза. Раздумываю, не пожертвовать ли свою маскировочную сеть, решаю, что не стоит — все равно, если будут внимательно заглядывать в каждый овраг, то наверняка найдут, но времени слишком много потеряют, а мне лишь бы с этого места убраться поскорее. А может, все оно вообще там «с концами» утонет, если место глубокое попалось.


Быстро, почти бегом иду и пригоняю своего «коня» из укрытия, Бригитта пока продолжает осмотр вытащенного из машины имущества, раскладывая его в разные кучки. Трофейное оружие тоже решили не бросать — потом, на стоянке разберемся. Наскоро закидываем бандитский «хабар» мне в машину, и я везу Бригитту к месту, где она оставила свою машину, при этом снайперша сидит на брезенте позади, держась за дуги безопасности — с ее маскировочного костюма кусками падает подсыхающая грязь. (Это она сиденье в «Рэнглере» пожалела.) Ехать приходится довольно далеко, ее машина тоже спрятана в одном из мелких овражков. Я останавливаюсь рядом, она соскакивает с машины и бежит вниз. Я достаю бинокль и, стоя в машине, начинаю осматривать окрестности. (С беспилотником разбираться некогда...)

Бригитта очень быстро переоделась, закинула все свои вещи в багажник, завела машину и выехала наверх. Помахала мне рукой, я подошел к «Тойоте». Она не дала мне сказать ни слова:

- Сейчас быстро садись в машину и держись за мной, нужно успеть до темноты убраться в безопасное место, как можно дальше отсюда, все объясню потом!

Что оставалось делать? Быстро сел в машину, завел и поехал вслед за ней, стараясь не особо приближаться и не газовать, чтобы не поднималось слишком много пыли. И все время мучительно пытался вспомнить, какую же конкретно дрянь маркируют так, как эти выстрелы к гранатомету в чемодане...



Ехали несколько часов, бок почти не болел, только чуть жгло под пластырем. Когда заехали в гряду каких-то невысоких холмов, «Тойота» впереди мигнула стоп-сигналами и стала поворачивать влево, видимо, мы уже прибыли на место. Поставив машины рядом, вылезли на прокаленный за день вечерний воздух. После долгой поездки мандраж совсем прошел, и можно было спокойно поговорить.

- Ты ничего мне не хочешь рассказать? - спрашиваю я у нее.

- А что ты хочешь услышать?

- Правду...

- Ты выжил, и это для тебя главное. Теперь понятно, что курьеры в машине не должны допустить попадания груза в чужие руки, поэтому в безвыходной ситуации они обязаны подорвать заряд — его ты сам видел. Четвертый понял, что стреляли только с одной стороны, и выжидал. Когда заметил тебя — скорее всего решил, что с одним он сумеет справиться и потом уедет. Тут ты так глупо подставился, и мне пришлось уложить бандита на месте. Хотя, чисто теоретически, его надо было бы допросить... Кстати, я спасла тебя, и теперь твоя жизнь принадлежит мне!

Бухаюсь перед ней на колени и утыкаюсь головой ей куда-то в талию:

- Твоя воля!

Она от неожиданности отшатывается, потом смущенно улыбается:

- Ты что, я же пошутила... Ладно, давай устраиваться на ночевку. Я займусь лагерем, а ты выйди на связь, доложи о результатах — это ты ведь у нас здесь радист.

Привычно разворачиваю антенну, ориентирую по азимуту. Сейчас нежелательно работать на «штырь» - он излучает во все стороны, а мне этого очень не хочется, пусть слушают только те, кто мне нужен. Подключаю аппаратуру. Ну, сейчас вы у меня там все ка-а-ак ох.. офигеете...


«BEAR BEAR HR WANDERER K»

«HR BEAR RST 599 K»

«HR WANDERER RST 599 PSE 5 UP DIGI K»


Быстро переключаюсь в другой режим.


«ЗДЕСЬ МЕДВЕДЬ К»

«ЗДЕСЬ СТРАННИК Я ПОКА ЧТО ЖИВ К»

«КАК ДЕЛА? К»

«ПОЛНАЯ ЗОМПА ТРЕБУЕТСЯ ОПЫТНЫЙ ПРОКТОЛОГ К»

«НЕ ПОНЯЛ ПОВТОРИ К»

«ПОЛНАЯ ЗОМПА БОЛЬНОЙ СЕРО-ЗЕЛЕНЫЙ ТРЕТИЙ РАЗ ЖЕНАТ К»


Долгая пауза... Поймут или нет, что я имею в виду?


«ЗОМПА? ЭТО ТО ЧТО Я ДУМАЮ? К»


Да откуда я знаю, что ты там думаешь...


«МНОГО ПУПЫРЫШКОВ ТРЕБУЕТСЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ ОПЫТНОГО СПЕЦИАЛИСТА К»

«ВЫЕЗЖАЙ САМ ЗНАЕШЬ КУДА ТАМ ЕЩЕ РАЗ ВЫЗОВЕШЬ К»

«ПРИНЯЛ СК»

«СК»


Ломайте голову, дешифровщики, хотя если читающий хоть когда-нибудь служил в армии, то быстро разберется с примерным смыслом сообщения. А если у кого «взрыв мозга» и случится — я не виноват, предметы БиПП изучать надо было лучше.

Вот теперь можно быстро отключить аппаратуру, свернуть антенну и начать обустройство стоянки вместе с Бригиттой.

У меня накопилось много вопросов:

- А вообще, ты тут откуда взялась?

- У меня задание: проконтролировать ситуацию, при необходимости — оказать помощь. Если бы ты сразу «совсем не справился» - просто наблюдать, ты уж извини...

- Что, кроме меня и тебя, совсем никого не нашлось?

- У нас тут самое последнее место, в которое они могли бы сунуться. Тут курьеры вообще не должны были проезжать — место слишком удобное для засады. Как я думаю, несколько других наших групп перекрыли другие, более «перспективные» пути.

- Кстати, откуда ты узнала, где меня искать?

- У тебя на машине установлен маячок.

- Ты?..

- Ну да.

- А почему я его не засек, у меня рация все время на сканировании стояла?

- Потому что он передает, только когда получает сигнал запроса. Не волнуйся, сейчас он отключен.

Вот такой мне щелчок по носу...

- И где ты сидела?

- С другой стороны оврага, в ямке на гребне, прямо напротив кучи камней рядом с деревом, там метров сто.

- Когда же ты туда успела спрятаться?

- А пока ты себе окоп рыл. Со стороны так смешно было смотреть... Потом, когда четвертый в тебя стал стрелять и ты упал, я «положила» его и быстро побежала к тебе. Пока перелазила через грязь, завязла, хорошо, там узкое место было, неглубокое и змей не попалось — услышала, как ты кряхтишь и стала уже потихоньку подходить к машине — боялась, что ты в мандраже в меня выстрелишь.

- Правильно боялась, кстати...


А теперь — самый главный вопрос:

- Кто твоего кота кормить-то будет, пока ты по саванне катаешься?

- Я соседку, что напротив живет, попросила присмотреть, она и кормить его будет, и воды нальет, если нужно. Спасибо, что спросил...



На «Тойоте» мы ненадолго съездили к роднику, обозначенному на карте Бригитты (на выданной мне ширпотребовско-туристической он не был отмечен вообще никак). Возле источника мы увидели довольно много следов разных животных, но сейчас, днем, никого не заметили — скорее всего, почти вся живность приходит на водопой ночью.

Мы наскоро постирали свои устряпанные грязью вещи, затем, развесив их на ближайших кустах сушиться, помылись сами. «Окунуться» полностью было некуда, поэтому поливали друг друга из ведра, которое наполняли под струей источника. Нет, не из-за жажды «эротики», мы оба устали, просто очень хотелось смыть с себя пыль и грязь. (А она и правда рыженькая!..) Затем поднялись повыше на холм, взяв коврики и бинокль, расположились на камнях (предварительно обстучав их палками на предмет наличия живности), грелись на вечернем солнце, обсыхали... Ну прямо нудистский пляж, с автоматами в обнимку. Обязанности дозорного взяла на себя Бригитта — у нее зрение все-таки получше моего.

Медленно спадало напряжение, скопившееся за эти непростые дни. Внезапно я поймал себя на том, что любуюсь фигурой Бригитты, поблескивающей в лучах солнца. Она почти сразу заметила, что я смотрю на нее, но ничего говорить мне или возмущаться не стала, только иногда меняла позу, поворачиваясь по-другому. Дразнится, что ли, хе-хе? (Мелькнула мысль: «Эх, такую картинку бы да на «Рабочий стол»!) Я решил проявить «индейскую невозмутимость», и не стал приставать к ней ни с какими намерениями, просто сидел и откровенно наслаждался этим роскошным видом. Но она вовсе не выглядела разочарованной, скорее, наоборот. Видно было, что такая игра ей даже нравится. Вот и пойми этих женщин...

Обсохнув и отогревшись, собрали высохшую одежду, снова залепили пластырем мне ссадину на боку, вернувшись на стоянку, не спеша поужинали, почистили по очереди каждый свое оружие и стали готовиться к «отбою». В багажнике «Тойоты» оказался хороший спальный мешок (а я-то и забыл совсем про этот момент... плохой я турист). Разложенные сиденья образовали отличное спальное место. Только вот спать предстояло по очереди — один спит, другой бдит. Радиостанция в моем джипе была включена в режим сканирования, но эфир молчал, тишина только изредка нарушалась коротким треском помех. Спать решили лечь пораньше, чтобы не делить ночь на длинные части — так показалось лучше. Каждому получилось дежурить по две относительно коротких «вахты». Ночь прошла спокойно, если не считать фоновых шумов дикой природы — кто-то кого-то звал вдалеке, взревывая на пределе слышимости, кого-то там быстро задрали и, весело рыча, съели недалеко от водопоя... Короче, все как обычно ночью в саванне.

За ночь сканирование эфира не принесло ничего нового. Ну и отлично: «Лучшие новости — это отсутствие новостей!» Мы не торопясь позавтракали и свернули лагерь. Нам предстояло за день продвинуться как можно ближе в сторону Аламо.

22 число 5 месяца 23 года, утро. Где-то в саванне.

  Перед выездом я решил опробовать квадрокоптер — раньше моделью вертолета пробовал управлять, с «пилотажкой» тоже нормально получалось, так что проблем не возникло. Разбираясь с пультом, понял, что раскладка ручек управления — стандартная «самолетная», как иногда называют «Мода-2, газ - слева». Подняв «жужжалку» метров на 60 вверх (если верить показаниям высотомера), стал медленно поворачивать ее вокруг оси, наблюдая за изображением на экране очков. На горизонте не было заметно следов пыли от едущих машин, вблизи не было видно стоянок, только кое-где вдалеке медленно брели крупные животные. Дав Бригитте посмотреть на изображение в видеоочках, которое выдавало это «чудо враждебной техники», я опустил аппарат на землю и отключил питание аппаратуры. Ясно, полезная штучка, еще пригодится в пути.

В дороге мы решили не пользоваться радиосвязью, разве только в крайнем случае. Бригитта ехала впереди, так как я уже не сомневался, что она гораздо опытнее меня практически во всех местных реалиях. Через пару часов пути по бездорожью мы сделали короткую остановку, и я снова произвел «воздушную разведку», которая не выявила поблизости никаких явных признаков движения или наличия транспорта, после чего мы продолжили путь в сторону Аламо.

Ближе к вечеру добрались до форта-заправки. Там, конечно, удивились, что мы едем всего на двух машинах, а не в составе конвоя, но слишком много вопросов не задавали — наверное, видели «чудаков» и покруче. Помывшись и поужинав, мы пошли в маленький двухместный номер, который обнаружился в гостиничке форта. Скажем так — поспать нам все-таки удалось...

Утром, после завтрака и осмотра машин, мы покинули гостеприимных хозяев и двинулись дальше на запад.

Отъехав километров на пятьдесят, я быстро развернул антенну и включил радиостанцию. Даю вызов на условленной частоте, начинается привычный диалог:


«HR WANDERER K»

«HR BEAR RST 599 K»

«OK BEAR RST 599 PSE UP 10 DIGI K»


Дальнейшие переговоры продолжаем уже в текстовом режиме, набирая текст на компьютере:


«ЗДЕСЬ СТРАННИК Я УЖЕ БЛИЗКО К»

«ЗДЕСЬ МЕДВЕДЬ ТЕБЯ ЖДЕТ СПЕЦИАЛИСТ В ТОЧКЕ 300 ВЫЗОВЕШЬ НА 456.100»

«ПРИНЯЛ СК»

«СК»


Так, смотрим на выданной карте, где там эта «точка 300»? А, нам до нее ехать еще пару часов... На подъездах нужно бы опять провести воздушную разведку, так, на всякий случай.

Часа полтора езды, и мы уже недалеко от указанного места. Остановив машину за скатом невысокого холма, запускаю квадрокоптер. Сейчас потихоньку поднимаю его повыше, внимательно глядя в разные стороны. Еще, еще выше... А, вот и делегация по торжественной встрече... Тоже за холмиком спрятались. Осталось только узнать, «наши» это или нет. Поднимаюсь почти на вершину холма, вызываю по «короткой» связи на указанной частоте голосом:


«СТРАННИК ВЫЗЫВАЕТ МЕДВЕДЯ, ПРИЕМ!»

«ЗДЕСЬ МЕДВЕДЬ, ПРИЕМ»

«ЧТО ТЫ МНЕ ДАЛ НА ВТОРОЙ ВСТРЕЧЕ, ПРИЕМ»

«7-62 ДЛЯ АВТОМАТА И ВИНТОВКИ И 9 НА 19, ПРИЕМ»

«СКОЛЬКО У МЕНЯ МИНУСОВ, ПРИЕМ»

«ЧЕТЫРЕ, ПРИЕМ»

«НАС ДВЕ МАШИНЫ, ДВИГАЕМСЯ К ВАМ, ПРИЕМ»

«ПРИНЯЛ»


Так, на контрольные вопросы даны правильные ответы, есть надежда, что это именно Михаил с «группой поддержки».

С некоторым замиранием сердца нажимаю на газ, медленно едем в ту сторону, где заметил группу из нескольких машин. Когда до нужного холма остается пара сотен метров, из-за него резво выезжает, чуть ли не выпрыгивает «бардак», очень ненавязчиво и интеллигентно поводя башенкой с торчащим стволом крупнокалиберного пулемета. Ладно, хоть люки у него на лобовой броне установлены «по-походному», это вселяет надежду. Мы сразу же останавливаемся и выходим из машин, из оружия — только пистолеты в кобурах, встаем рядом, Бригитта берет меня за руку. Да и мне тоже не по себе, наступает «момент истины»...



Мы стоим, замерев перед настороженной БРДМ-кой. Хорошо, что ствол КПВТ направлен не совсем в нас, а чуть в сторону. Но все равно — очень неуютно, знаете ли. В боку броневичка открывается люк, и наружу вылазят двое. Один из них — Михаил, второй — незнакомый военный, и он несет на ремне через плечо какую-то зеленую коробку. Неужели ВПХР? Точно, разгадали мою головоломку, это радует.

Они останавливаются метрах в двадцати от нас, и Михаил машет рукой — мол, подходите! (Похоже, у них обоих на боку висят еще и противогазы.) Идем, внимательно смотря себе под ноги — не хватало еще тут растянуться во весь рост, несолидно получится.

- Привет, Сан Саныч, как добрался-то? А кто это с тобой?

- Привет, Миша! Это Бриджит, моя попутчица, в дальней дороге вдвоем ехать веселее...

Они переглядываются с Бригиттой, знакомятся (на английском), но у меня такое впечатление, что Миша гораздо лучше меня знает, кто она.

Обращаюсь ко второму военному:

- Судя по всему, РХБЗ?

Он молча кивает в ответ.

- Там, в «Рэнглере», за сиденьями лежит очень интересный чемодан, я в нем особо копаться не стал, потому как опасаюсь неприятных последствий.

Он ответил:

- Мы не сразу догадались, о чем речь. Но когда поняли — пришлось поволноваться. Доехали нормально?

- Да, я на всякий случай чемодан еще и полиэтиленовой пленкой обмотал. Хотя, если б там была утечка — мы сейчас бы не разговаривали.

- Это точно, - соглашается он. - Ладно, пойдемте, посмотрим.

Мы с ним оставляем Михаила и Бригитту на месте, идем к моей машине. По пути он на всякий случай проверяет замок-защелку на своем зеленом ящичке, скорее всего - собирается делать замеры, и надевает противогаз и перчатки. Я на всякий случай отхожу подальше в сторону. Достав замотанный в пленку чемодан, он снимает «чехол» и начинает работать со своим прибором. Видимо, результаты показывают, что все нормально, потому что после внимательного разглядывания окраски индикаторных трубок, «химик» осторожно открывает чемодан. Затем, после еще нескольких проверок, закрывает его и подходит ко мне, снимая на ходу противогаз и вытирая платком вспотевшее лицо:

- Да, это именно то, о чем мы и думали. После того, как «расшифровали» сообщение о «трех зеленых кольцах на сером фоне», у нас в штабе такое началось... Вы знаете, что вам очень повезло?

- Я догадываюсь...

- Вы даже не догадываетесь, насколько — VX, это вам не обычный дихлофос... Хорошо, сейчас мы у вас заберем эту дрянь и погрузим в спецмашину, потом с ней в нашей химлаборатории разберемся. Даже если там что-то другое, не соответствующее нанесенной маркировке — все равно будем проверять, лишний риск нам не нужен.

- Там у меня в машине еще защитные костюмы лежат, их тоже возьмите.

- Это обязательно, в хозяйстве все пригодится... - мы оба улыбаемся.

Он наклеивает на чемодан кусок индикаторной пленки, мы отходим еще дальше в сторону и химик произносит в рацию несколько отрывистых фраз. Из-за холма не спеша выезжает какой-то непонятный фургончик на вездеходном шасси, видимо, специально приспособленный для перевозки особых грузов. На передней стенке кузова над кабиной я заметил довольно большой кожух, видимо, это смонтировано устройство термостатирования. Подъехав к нам, он останавливается. Чемоданчик осторожно переносят в фургон, хорошо закрепляют на амортизирующем стеллаже. (В фургоне возле стеллажа я рассмотрел головки датчиков газоанализатора.) Менее деликатно внутрь забрасывают свернутые защитные костюмы и наглухо закрывают двери кузова, снабженные толстыми уплотнителями, как у холодильника. Все!.. Можно перевести дух, как говорится.

Мы подошли к Михаилу, он весьма оживленно разговаривал о чем-то с Бригиттой - все еще на английском, естественно. Иван (так, оказывается, зовут химика) сказал:

- Все в порядке, но этот груз должен идти отдельно, мало ли что. Хотя, если уж они сюда добрались, то можно чуть успокоиться.

Сбагрив опасный груз специалисту, чувствую, что гора свалилась с плеч. Хочу расспросить Михаила, но он опережает меня:

- Так, тогда садимся по машинам, идем колонной. Вы с Бриджит — встаете следом после первой машины за головным «бардаком», вопросы есть?

Вопросов не было.

- Связь на частоте 453.500, без необходимости в эфир не выходить. Привал — в форте-заправке, тут не очень далеко.

Однако, «не очень далеко» заняло почти целый день. До форта добрались ближе к вечеру, сделав несколько коротких остановок, изрядно пропылившись и подустав. После ужина сходили в душ и пошли в «Тойоту» спать — выезд планировался на раннее утро. Поговорить с Михаилом так и не удалось — он сказал, что не имеет права рассказывать мне все, что я хотел бы узнать, мол «потом доведут командиры». Ну и ладно, «меньше знаешь — крепче спишь!» К ночному дежурству нас не привлекали, поэтому удалось относительно выспаться. Ну, хорошо отдохнули и немного расслабились, короче говоря.

После подъема и завтрака выехали в сторону Аламо, двигаясь в том же порядке. Дорогу особо описывать незачем — она в саванне почти везде одинаковая. Только пыль в разных местах немного отличается по цвету.

Немного не доезжая до развилки, от колонны отделился тот самый фургон и еще одна машина сопровождения — они должны были уйти в определенное место, где их уже ждали. И правильно — нечего в нормальный городок всякую гадость тащить...

23 число 5 месяца 23., Независимая территория Техас, г. Аламо.

 Конвой въехал в Аламо и стал втягиваться на стоянку. Мы проехали чуть в сторону, к мотелю «Аламо Инн». Взяли два соседних номера, потому что, как успела рассказать мне Бригитта, в этом городке придерживались старых взглядов на отношения мужчины и женщины. Так что мы заранее решили не записываться как «супружеская пара».

Через пару часов, отмывшись и переодевшись, сдали одежду в стирку и стали решать, как провести остаток дня и вечер. Бригитта сказала, что ей нужно будет кое-куда в городе ненадолго сходить по делам, а потом мы сможем пойти в тир и ресторан. И еще она сказала, что здесь лучше ходить с пистолетом в кобуре — таковы местные обычаи. Хоть голый, но должен быть с пистолетом, короче говоря. Сама она уже вполне привела свой наряд в соответствие местному стилю, прицепив на изящно отделанный серебром ремень небольшую кобуру с «Вальтером ППК». Ладно, пока Бригитта будет ходить, куда она там собралась, я подготовлюсь к выходу «в люди». Правда, ремень у меня от «разгрузки» - синтетика обычная, да и кобура «тактическая», шедевр китайского швейпрома, понимаешь... Но, как вы помните, за неимением гербовой пишут и на простой... А может, я вообще сторонник такого «брутально-полевого» стиля? (Да как-то раньше не задумывался о том, что пистолет можно носить и в городе...) Зато Глок у меня - вполне нормальный, не самый дорогой, но и не особо распространенный. Пока она ходила по своим личным делам, я успел, как смог, вычистить трофейные автоматы и пистолеты, чтобы потом уже не вспоминать об этом.

После того, как все срочные дела были сделаны, мы пошли в ресторанчик недалеко от тира, где просидели довольно долго. Она часто брала меня за руку, смотрела мне в глаза, улыбалась... Потом, по пути назад в мотель, мы зашли во все еще открытую лавочку, торгующую всякой мелочевкой, и я купил для нее небольшую подвеску из камней, напоминающих староземельные сердолики — почти прозрачных, светло-желтых, с яркими искрящимися блестками красного цвета внутри. Она надела серебряную цепочку с подвеской на шею, отчего стала выглядеть так, как будто это было бриллиантовое колье за чемодан валюты. Всю оставшуюся дорогу она шла со мной под руку, делая шаги все короче и короче... В мотеле возле двери своей комнаты она нежно поцеловала меня, потом чуть оттолкнула и, резко отвернувшись, скрылась в своем номере.


На следующий день меня никто не разбудил, и я проснулся поздно, видимо, «укатали сивку крутые горки», расслабился в безопасном месте. Когда окончательно смог встать с кровати, увидел просунутую под дверь записку. Развернув ее, я прочитал:

«Помни, твоей жизнью распоряжаешься только ты сам.

Я всегда буду рада встрече с тобой.»

Подписи под запиской не было. На стук в дверь Бригитта не ответила.

Я подошел к стойке и спросил, где сейчас женщина, поселившаяся вчера в соседнем номере. Дежурный ответил, что она выехала еще рано утром — решила присоединиться к конвою, уходившему в сторону Виго. И еще — она просила передать кое-что для меня, оставила небольшой сверток. Я забрал посылку и вернулся в номер. Когда развернул упаковку — увидел отлично выделанную кобуру для Глока, и роскошный «пистолетный» ремень из толстой кожи с серебристыми заклепками. Спасибо тебе, Бригитта...


Днем сходил в оружейный магазин «Guns'n'Knives», не торгуясь, сдал туда все трофейное железо и купил у паренька-продавца целую кучу патронов к винтовке и пистолету. Ближе к вечеру пошел в тир и долго-долго, стиснув зубы, все гвоздил и гвоздил по дальним и ближним мишеням, стараясь грохотом выстрелов и толчками отдачи заглушить грызущую сердце тоску...

25 число 5 месяца 23 года, ППД

  Дальнейший путь до территории протектората Русской армии я проделал в одиночестве. Нет, конечно, я ехал в колонне, среди своих, и теперь по ночам не нужно было подскакивать на каждый шорох, но мне очень не хватало общества «домовладелицы», оказавшейся снайпером, санитаркой и просто замечательным человеком.

На привалах я болтал о чем попало с водителями, охраной, особенно часто беседовал на околопрофессиональные темы с «коллегой» - радистом конвоя, ему обо мне рассказал Сергей. Михаил и Иван по поводу выполненного мной задания хранили совершенное молчание, хотя я и чувствовал, что у них есть какая-то дополнительная информация. Что-то у них там еще случилось, причем не очень хорошее... Но я, как человек военный, решил проявить сознательность и с расспросами не приставал. Придет время — все равно узнаю, не они, так кто-то другой расскажет, а то я в армии не служил...

Когда прибыли в ППД, меня сразу перенаправили в штаб. Захватив с собой флешку с фотографиями, которые заблаговременно скинул на нее с фотоаппарата, я приготовился вспоминать все произошедшее с момента моего попадания на Новую Землю.

Против всех ожиданий, долгих разговоров не было. Нужного человека из «главного начальства» на месте не было — уехал в Демидовск. Дежурный по штабу дал команду по телефону, и меня проводили в строевую часть и отдел кадров, где мне довольно быстро оформили удостоверение старшего лейтенанта РА (фотография — цифровая моментальная, а форму «подогнали» программой «Фотошоп») новоземельного образца, звание осталось прежним. Ну правильно, чтобы повысили — нужно «физо» сдавать на «отлично», а вы сами посудите — где я, а где те нормативы, хе-хе... После оформления документов я мог перемещаться по территории более-менее свободно, и тот же дежурный дал команду разместить меня в гостинице для командировочных. Так как уже наступал вечер, разговор со мной, скорее всего, перенесли на следующее утро. Да я и не против, обеими руками «За!» А если что срочно — пусть им Михаил с Иваном все расскажут хоть прямо сейчас, хоть среди ночи, они в курсе...

Наутро после «быстрого, но вкусного» завтрака в столовой гостиницы, меня снова проводили к начальству. На этот раз подполковник Барабанов был на месте и хотел узнать подробности непосредственно от меня, хотя краткую предварительную информацию ему уже доложили еще вчера по телефону прибывшие старшие групп сопровождения.

Если честно, всех подробностей разговора я не запомнил — расспросы были весьма дотошные, пришлось вспоминать все с момента появления на базе «Россия». Как я потом понял, мое вселение в дом Бригитты было не совсем случайным, там при необходимости за мной могли «присмотреть». Естественно, явно мне об этом никто не сказал, это так — из области догадок и вероятностей... О домовладелице «миссис Бригитте» отдельно речь вообще не заходила, а я и спрашивать не стал. Значит, так нужно.

Еще выяснилось, что кроме меня (с Бригиттой) было еще две группы (наверняка - еще больше, но кто ж мне их точное количество назовет?..). Первая долго сидела в засаде, видела издалека подъезжающую машину, но скорее всего чем-то себя выдала — никто не ожидал наличия у бандитов-курьеров средств «воздушного наблюдения». Так что приближающаяся машина просто развернулась за несколько километров от засады и уехала в неизвестном направлении. Задачи на преследование заранее поставлено не было, поэтому они впустую просидели на этом месте еще некоторое время и вернулись на базу. Да еще и неизвестно, та ли это была машина, может, просто охотники дичь искали...

Вторая группа просто исчезла. Они передали, что подходят к месту, и после этого больше на связь не выходили. Последующий тщательный осмотр с воздуха (пришлось задействовать для поисков легкомоторный самолет) обнаружил только развороченные взрывом фрагменты какой-то машины и стоящий поодаль замаскированный транспорт, на котором и прибыла к месту засады пропавшая группа захвата. Также было замечено некоторое количество неподвижных человеческих тел и мертвых животных-падальщиков. Последующий выезд к этому месту другой разведгруппы был отложен из-за того, что поступила радиограмма - информация о характере захваченного мной «груза». Терять людей из-за возможного отравления боевой химией никто не захотел. Возможно, что именно мое «зашифрованное» сообщение помогло сохранить жизни нескольких хороших людей. (О «луне с неба» я даже не спрашивал — не до того сейчас...)


По моей просьбе вызвали специалистов РЭБ, и я высказал свои мысли по методам возможного обнаружения «летающих шпионов», так как передатчики телевизионного сигнала на большинстве авиамоделей работают на ненаправленную антенну, и диапазоны их рабочих частот примерно известны. При наличии двух, а еще лучше — трех станций наблюдения можно довольно точно определить место положения мобильного передатчика. Ну, или даже при помощи одного пеленгатора, при некотором навыке (кто когда-нибудь занимался «Спортивной радиопеленгацией», в просторечии «Охотой на лис», тот поймет, что я имею в виду). Так что местной службе РЭБ предстояло более внимательно контролировать еще кое-какие диапазоны, на которые здесь раньше просто не обращали особого внимания.

А еще — они пока точно не знали, что же теперь делать со мной? Посылать назад в Порто-Франко — пока не было необходимости, использовать как «боевика» - не было смысла (то, что дилетанту один раз крупно повезло — не считается). Решили так: буду некоторое время вести занятия с радистами по специальной подготовке, также необходимо выполнить проверку аппаратуры приемного и передающего радиоцентров — вдруг повятся мысли по модернизации оборудования и т.д.

30 число 5 месяца 23 года, ППД

  Ну что, работа началась... Как показал внимательный осмотр, обслуживанием «антенного хозяйства» никто особо и не занимался — работает, и ладно! Только вот как работает — это уже другой вопрос. За прошедшее с момента постройки антенн время местный климат оказал свое влияние на кабели, уплотнители, изоляторы и прочие части. Поэтому пришлось что-то заменять, что-то переделывать, что-то устанавливать заново. В результате качество приема сигналов заметно улучшилось, и радисты уже не жаловались на раздражающий эфирный треск в приемниках.

Также пришлось дополнительно заниматься с радистами, сопровождающими колонны — многое они знали слишком поверхностно, даже какие предохранители в какой цепи стоят — иногда было для них новостью. Ничего, после нескольких занятий с использованием «военного разговорного языка» для большей доходчивости, уровень профессиональных знаний стал постепенно повышаться.

Жил я в комнате «гостиницы-общежития», на отдельный домик претендовать не стал — что там одному делать-то? Высунувшись в окно, завывать по вечерам от одиночества? А тут хоть соседи есть, можно и в столовой пообщаться.

Мне пришлось на своем «Рэнглере» помотаться между объектами службы связи, мастерскую по ремонту вообще посещал ежедневно. Ну да, откуда на Новой Земле возьмутся учреждения, занимающиеся подготовкой молодых специалистов такого профиля? Кто с каким «багажом знаний» приехал, тот тем и пользуется. Очень пригодились когда-то закачанные в компьютер различные справочники и учебники. Вот и приходилось консультировать ремонтников, благо, аппаратура в основном была старых выпусков, без использования микроминиатюрных радиоэлементов в конструкции. А в жарком местном климате такая — в самый раз, только правила эксплуатации нужно соблюдать, и работать все будет долго.

В промежутках между занятиями с радистами и ремонтниками приходилось заниматься и боевой подготовкой — рукопашным боем и стрельбой. Кстати, попадать «в ложку» со ста метров меня все-таки научили. К тому времени полученная в засаде «отметина» совершенно зажила и занятиям не мешала. Осталась только белая незагорающая полоска на боку. Видимо, у Бригитты оказалась «легкая рука», если так можно сказать о снайперше с холодными глазами...

Квадрокоптер я отдал в разведывательное управление — пусть разведгруппы в поездках обстановку с воздуха изучают, тем более, что управление очень простое, и садиться он может прямо «к ноге». Пришлось даже составить краткую инструкцию по применению сего средства воздушной разведки и особенностям эксплуатации литий-полимерных аккумуляторов в полевых условиях. После нескольких занятий у парней все стало получаться достаточно хорошо. А когда они узнали (не от меня, конечно), при каких обстоятельствах я заполучил данный аппарат, то, судя по их заметно изменившемуся отношению — перестали считать меня «пиджаком-ботаником». Так что на занятия по рукопашке я теперь стал ходить к ним, благо, что начальство это только приветствовало. Интересно, что мой выбор ножа («Продю») они в принципе одобрили, разве что сказали «клинок чуть толстоват». Сами разведчики в основном использовали ножи НР-2 и НР-43 «Вишню» - наверное, это ветераны Афганистана по старой памяти рекомендовали.

Через пару недель мне позвонили в мастерскую и передали приказ — прибыть в штаб к Барабанову. Ну, приказ есть приказ — попрощался с ремонтниками, сел в свое авто и поехал к штабу.

17 число 6 месяца 23 года, ППД

 Подполковник был чем-то озабочен, еще кроме него в кабинете был подполковник - начальник связи, который вышел буквально через минуту после моего прихода. (Радиосвязь в ППД подчинялась непосредственно Разведуправлению РА. Вы спрашиваете — почему? Значит, вы не читали книгу «Ахиллесова пята разведки»...)

После взаимных приветствий Барабанов сказал:

- Вы знаете, что благодаря перехваченному грузу удалось предотвратить диверсии, планировавшиеся на важных объектах?

- Нет, мне об этом не рассказывали, видимо, не посчитали необходимым.

- Теперь я уже могу об этом сказать: если бы им удалось распылить отравляющие вещества — например, вблизи «Ворот» или заводов, пусть даже и не на самих объектах — это могло бы принести огромный вред, работу пришлось бы на время остановить до проведения полного обеззараживания местности.

- Понятно, куда они целились...

- Благодаря полученным данным, сейчас мы продолжаем нормально работать, соответствующие меры безопасности уже разработаны и применяются. А теперь — поговорим о вашей профессиональной деятельности. У нас есть определенные проблемы со средствами связи, ну да вы и сами в курсе. Не хватает средств для организации резервного склада, ремонтировать не всегда быстро получается. Со старой Земли иногда присылают просто «частично рабочий» хлам. Чтобы вы могли сказать по данному поводу?

- На старой Земле радиосредства, снятые с вооружения, раньше передавались в организации вроде ДОСААФа, или складировались, затем отправлялись в утилизацию. Если честно, сердце кровью обливалось, когда узнавал, что вполне рабочая аппаратура разбивалась кувалдами, или из нее просто выкусывали содержащие драгметаллы детали... Поэтому я бы предложил более активно искать возможность выкупа по остаточной стоимости такого все еще рабочего «вторсырья» и комплектов запасных частей к нему, с целью дальнейшей переправки сюда. Естественно, обязательно нужна всесторонняя проверка на работоспособность. Дополнительно — изучить возможность закупок для использования в здешних условиях более современной военной аппаратуры, но в этом случае потребуется нормально организовать ее «текущий», а по возможности и «средний» ремонт — и для этого одним паяльником отделаться уже не получится. В нашем случае использовать дорогую связную радиоаппаратуру как «одноразовую» - будет слишком расточительно.

- Помните, Михаил обещал вам «луну с неба»?

- Если честно — я уже и думать об этом забыл... Да и спрашивать уже неудобно.

- А теперь представьте, что вам предстоит выполнить задачу, которую сейчас мне и описывали.

- Так ведь она должна выполняться «с той стороны»?..

- Именно. Нашим специалистам удалось запустить «Ворота», работающие в другую сторону, и сейчас мы можем отправить вас обратно. С условием, что там вы будете выполнять порученное вам задание, ну и о мерах по соблюдению секретности не забывайте.

- Получается, что моя «командировка» сюда окончена?

- Скажем так — начинается ваша командировка «туда»...

19 число 5 месяца 23 года, ППД-Демидовск

 Оружие я сложил в сумку и сдал в арсенал, пусть там хранится. Разве только чуть переточил «Продю» под российский ГОСТ — чтобы нож не считался холодным оружием. Пусть в домашней коллекции полежит. Машину мою загнали в дальний бокс, отключили аккумулятор и слили охлаждающую жидкость, повесили таблички — все, как положено в армии. Свои так много поработавшие в этом мире радиостанции я снова сложил в рюкзак, вместе с нетбуком. Ремень с кобурой взял — дома в ней у меня страйкбольный «Глок» висеть будет. Фотоаппарат — туда же, только нужно завернуть кофр получше. Вот и все, я практически в том же виде, что и в момент прибытия в мир Новой Земли. Надо только еще придумать, что дома-то рассказывать о своей «командировке»...

От здания штаба меня повезли на УАЗике- «буханке» с кузовом без окон, поэтому куда именно везли, было абсолютно непонятно. Путь оказался довольно долгим, я даже успел немного подремать. Машина остановилась, и когда я выбрался наружу, то увидел, что нахожусь в каком-то большом помещении без окон. Ко мне сразу же подошел один из военных и сказал:

- Следуйте за мной!

Ну, куда деваться из подводной лодки без акваланга, пришлось «следовать»...

Затем в маленькой комнате меня усадили в сиденье, которое по рельсам должно было въехать в какую-то небольшую рамку, напоминающую металлоискатель в аэропорту. Рюкзак положили сзади, в «багажную корзинку».

После краткого инструктажа в рамке впереди появилось дрожащее «зеркало», взвизгнула сирена, и кресло медленно поползло вперед по направляющим. На всякий случай закрываю глаза. Несколько мгновений не очень приятных ощущений, я открываю глаза — помещение уже другое. И люди рядом с рамкой — другие.



Меня снова куда-то ведут, на этот раз не к выходу из подземелья, а к воротам в стене какого-то большого помещения с металлическими стенами - ангара, что ли. Возле ворот внутри стоит практически такая же «таблетка», что везла меня к «Воротам» на Новой Земле. Разве что на лобовом стекле закреплен пропуск с косой красной полосой по диагонали — понятно, «Вездеход», как его обычно называют. Окон в кузове и у этого УАЗика нет.

На этот раз поездка длилась заметно меньшее время. Заскрипели тормоза, машина остановилась, сопровождающий вышел из кабины и выпустил меня наружу.

- Вот остановка, скоро должен подойти автобус, сядете на него и доедете до Иваново, дальше по железной дороге сами доберетесь куда нужно. Вот вам на «дорожные расходы» - он подал мне небольшую пачку купюр разного достоинства.

- Спасибо, удачи!

- И вам того же!

УАЗ скрежетнул коробкой передач, выбросил небольшое облачко сизого дыма и, бодро скрипя подвеской, порулил куда-то в сторону видневшегося неподалеку перекрестка. Я присел на лавочку под навесом и стал ждать.

Воздух здесь заметно отличается от новоземельного — тут пыли меньше, сильнее пахнет растительностью, хотя сейчас довольно холодно, а вот и навозом потянуло — видимо, ферма рядом.

Что-то автобуса долго нет. Может, они вообще тут раз в день ходят? И машин на дороге не видно — хоть бы «частник» какой проехал, что ли...

Ожидание затянулось на несколько часов, я успел даже немного замерзнуть. Наконец, за поворотом послышался звук работающего двигателя, но вместо автобуса показалась... «вахтовка» на шасси КАМАЗа. Возле остановки КАМАЗ притормозил, из кабины высунулся водитель и крикнул мне:

- Автобус сломался, я народ до станции везу, садись давай!

Ну, прямо «де жа вю» какое-то... Разве что еще не вечер. Я подошел к фургону и присмотрелся — через окна, слегка заляпанные грязью, виднелись лица сидящих внутри людей. Лица — самые разные, мужчины и женщины, даже дети. Никто из них вроде не спит.

Ладно, говорят, что «снаряды два раза в одну воронку редко попадают». Я на всякий случай незаметно проверил, на месте ли «Продя» в скрытых под одеждой ножнах, дверь «вахтовки» открылась. Схватившись за протянутую навстречу руку, я забрался в фургон.


КОНЕЦ

май-июль 2015г.


Одиночка

Все права на данный текст принадлежат автору.

Запрещаются как коммерческое, так и некоммерческое распространение в печатном или электронном виде, любое копирование, полное либо частичное. (с)

Глоссарий

 (Все данные взяты из открытых источников)


АЗИ (Антенна зенитного излучения) - антенна, диаграмма направленности которой близка к сфере, лежащей на поверхности земли. При этом основная мощность излучения направлена в зенит. Используют для местного КВ вещания, для служебной КВ-радиосвязи на небольшие расстояния. АЗИ могут быть выполнены как в виде простых укороченных вибраторов на крыше автомобиля служебной (или военной) связи, так и в виде сложной конструкции, обеспечивающей какую-либо необходимую поляризацию работы антенны - круговую, линейную.

Применяется в целях уменьшения возможности ведения дальней радиоразведки противником.

В подвижных радиостанциях средней мощности, а также командно- штабных машинах широко применяются крышевые антенны зенитного излучения (АЗИ).

АЗИ в этом случае предназначены для работы в движении и на коротких остановках пространственными волнами, обеспечивая связь до 300 км, а также поверхностными волнами, на дальности до 30 км.

Конструктивно АЗИ бывают дипольными, П-образными и штыревыми.

Дипольная АЗИ выполнена в виде двух симметричных относительно друг друга комплектов изогнутых полотен, следовательно, позволяет увеличить их длину, уменьшить реактивное сопротивление, увеличить ее диапазонность, а также облегчить настройку антенны.

При работе АЗИ пространственными волнами антенна представляет собой симметричный вибратор с активными участками излучения расположенными вдоль продольной стороны кузова.

При работе АЗИ в несимметричном режиме излучения поверхностных волн полотна антенны соединяются между собой и образуют Т- образную антенну.


АКМСН — Автомат Калашникова модернизированный, под патрон 7,62х39, с возможностью установки на боковое крепление «ласточкин хвост» ночных прицелов (также может быть установлен прицел ПСО-1) и складным металлическим прикладом.


«Бардак» - в данном тексте речь идет о БРДМ-2М(А).

БРДМ-2 (Бронированная Разведывательно-Дозорная Машина-2) — является дальнейшим развитием БРДМ-1. Серийно производилась с 1963 по 1989 год Арзамасским машиностроительным заводом (а также по лицензии в Польше, Чехословакии и Югославии). БРДМ-2 имеет невысокую защищённость, броня защищает от пуль стрелкового оружия и осколков. Главная особенность машины — очень высокая проходимость.

БРДМ-2М(А) — модернизированный вариант БРДМ-2. Производитель — Арзамасский машиностроительный завод. Машина облегчена — сняты бортовые колесные механизмы повышения проходимости, вместо них появились трапециевидные двери от БТР-70. Подвеска унифицирована с БТР-80. Вместо бензинового двигателя установлен турбодизельный двигатель Д-245.9 мощностью 136 л.с. БРДМ оснащена башней БПУ-1, вооруженной 14,5-мм пулемётом КПВТ и 7,62-мм пулемётом ПКТ (причем угол обстрела КПВТ увеличен до +60°).


Одиночка

Вид спереди.

Одиночка

Вид сбоку


Виктор Робертович Цой (21 июня 1962, — 15 августа 1990) — советский рок-музыкант, автор песен и художник. Основатель и лидер рок-группы «Кино», в которой пел, играл на гитаре, писал музыку и стихи.


«Вишня» (НР-43) - Этот нож некоторые исследователи ошибочно называют «НР обр. 43 г.», основываясь на клейме «ЗиК 43». Никакого отношения ни к армии, ни к ВОВ этот нож не имеет, это «дитя Афгана».

Боевой нож «Вишня» относится к спецсредствам некоторых силовых структур СССР и России и до сих пор остается в строю.

Нож разрабатывался с учетом опыта боевого применения ножа НР-40. На ЗиК-е (Златоустовский Инструментальный Комбинат) в последней четверти прошлого века были «позаимствованы» складские остатки несмонтированных клинков с клеймами «ЗиК 43», «ИМЗ 45» (Инструментально-Металлургический Завод) и другими, затем переданы в ведомственный п/я, где на них смонтировали новые рукояти. Основные изменения коснулись гарды - вместо S-образной была введена традиционная прямая, и рукоятки - вместо дерева она изготавливалась из пластмассы черного или зеленого цвета. Помимо этого разработчики отказались от нетехнологичных деревянных ножен - вместо них нож «Вишня» комплектовался кожаными. Монтаж - сквозной на винт и гайку, винт М3 нарезался на хвостовике, гайкой служило навершие рукояти. Когда златоустовские клинки закончились, п/я наладил выпуск своих с клеймом «Ракета», очень похожим на ягоду, отсюда и название «Вишня».

Общая длина ножа — 270 мм, длина клинка — 158 мм, толщина клинка - 3мм. Вес ножа без ножен — 150 г.


Одиночка

Нож «Вишня» в собранном и разобранном виде.


ВПХР - (Войсковой прибор химической разведки) — прибор, предназначенный для определения в воздухе, на местности и на технике боевых отравляющих веществ (ОВ) - зомана, иприта, фосгена, дифосгена, синильной кислоты, хлорциана, а также паров V-газов в воздухе.

Принцип работы ВПХР заключается в следующем: при прокачивании через индикаторные трубки анализируемого воздуха, в случае наличия отравляющих веществ (ОВ), происходит изменение окраски наполнителя трубок, по которой приблизительно определяют концентрацию ОВ.


Одиночка

Прибор в закрытом виде.

Одиночка

Прибор открыт.


Гербер (Gerber) – всемирно известная марка ножей, мультитулов, инструментов, снаряжения для любителей активного отдыха и экстремалов. Отличное сочетание функциональности, удобства применения, качества и надежности изделий позволило компании Gerber Legendary Blades, Inc. занять позиции среди лидеров сначала на рынке США, а затем и в мире. Продукция Гербер нашла широкое применение в самых разных сферах деятельности - среди любителей и профессионалов, в числе которых рыбаки и охотники, путешественники и автомобилисты, туристы и любители отдыха на свежем воздухе, сотрудники экстренных служб и военные.


Гербер «Продиджи» (Gerber Prodigy) - нож с фиксированным лезвием. Серия Prodigy была разработана мастером Джеффом Фрименом (Jeff Freeman) на базе популярного ножа LMF II.

Мощный тактический нож. Им можно резать, рубить, копать. Клинок «drop-point» с полусеррейторной заточкой и черным антибликовым и антикоррозионным покрытием способен выполнить любую задачу. Монтаж сквозной, хвостовик проходит через всю рукоятку. Рукоятка изготовлена из нескользящей резины TacHide™ и имеет развитый ограничитель, повышающий безопасность при работе. Габариты рукояти обеспечивают уверенный хват даже в перчатках. Подвес ножен позволяет закрепить нож на ремне, бедре или голени, а также на снаряжении с системой крепления MOLLE.

· Материал: нержавеющая сталь 420HC (54-56 HRC);

· Толщина по обушку: 4,7 мм

· Вес без ножен: 204 грамма, с ножнами: 352 грамма;

· Длина лезвия: 11,8 сантиметров;

· Общая длина: 24,7 сантиметров;

· Страна производитель USA (США).


Одиночка

Нож Gerber Prodigy.


Гил Хиббен (Gil Hibben) — (род. в 1935г.) уже более 50 лет занимается изготовлением ножей и давно входит в мировую элиту найфмейкеров.

Хиббен - профессиональный охотник-проводник по Аляске, эксперт в метании ножей и обладатель черного пояса 5 дана в Кенпо карате.

Одни из самых известных проектов Хиббена - разработка моделей ножей для фильмов "Rambo III" и "Rambo IV". Кроме того, Гил Хиббен широко известен своими дизайнерскими проектами фантазийных ножей.

Мировой известностью пользуются и метательные ножи, выпускаемые различными ножевыми фирмами по его дизайну.


 Глок-18С - в 1987 году, специально для нужд спецподразделений армии и полиции, компания «Glock GmbH» создала автоматический пистолет Glock 18.

Glock 18 является модификацией пистолета Glock 17 и полностью ему идентичен, за исключением возможности ведения автоматического огня.

Кроме основной модели был предложен вариант Glock 18 с удлиненным до 149 мм стволом, выступающим за кожух-затвор, с интегрированным компенсатором в виде группы отверстий в верхней дульной части.

Также была создана модель Glock 18C со стандартными габаритами базового варианта, но отличающаяся интегрированным компенсатором подброса ствола. Компенсатор в модели Glock 18C выполнен в виде группы отверстий в верхней дульной части ствола, которым соответствует вырез в затворе рядом с мушкой.

Пистолет модели Glock 18 вызвал интерес военных и полицейских структур, однако не получил популярности из-за малой эффективности автоматического огня по сравнению даже с компактными пистолетами-пулеметами.

Питание пистолета боеприпасами осуществляется посредством двухрядных коробчатых магазинов с шахматным расположением 17 патронов и их выходом в один ряд. Были также разработаны магазины повышенной ёмкости на 19, 31 и 33 патрона. Полностью снаряженный 31-патронный магазин в автоматическом режиме полностью опустошается за 1,6 секунды. Помимо этого, существуют барабанные магазины Beta-C на 100 патронов.

Все металлические детали пистолета модели Glock 18 обработаны по технологии Теннифер (Tennifer). В результате такой обработки поверхность на глубину 0,05 мм приобретает твердость порядка 69 единиц по Роквелу (для сравнения - твердость технических алмазов 71-72).


Одиночка

Пистолет Glock 18С.


Джимми Лайл (Jimmy Lile) - (1934-1991), которого все уважительно называли "Кузнец из Арканзаса" ("The Arkansas Knifesmith") был настоящим пионером в деле производства авторских, кастомных ножей.

Его колоссальное влияние и непререкаемый авторитет увековечены в Зале славы найфмейкеров ("The Cutlery Hall of Fame") и в Зале славы кузнецов ("The Bladesmith Hall of Fame").

Джимми был автором ножей для 1й и 2й серий фильма Rambo ("Rambo - First Blood", и "Rambo - The Mission").


Джип «Рэнглер» (Wrangler) - автомобиль повышенной проходимости, производимый американской компанией Chrysler (отделение Jeep). Является преемником автомобилей семейства Jeep CJ. Выпускается с 1987 года. За время производства сменилось несколько поколений Wrangler.


Одиночка

Джип «Рэнглер» (Wrangler).


ЗОМП (Защита от Оружия Массового Поражения) - комплекс организационных, инженерных, медицинских и других мероприятий, направленных на предотвращение или максимально возможное ослабление поражающего и разрушающего действия ядерного, химического и биологического оружия с целью сохранения жизни, здоровья, боеспособности и трудоспособности личного состава войск и населения, а также сохранения военных, гражданских и природных объектов, животных и материальных ценностей.


«Йеська» - здесь радиостанция FT-857D фирмы Yaesu. Предназначена для работы в на КВ и УКВ частотах практически всеми видами модуляции. Выходная мощность до 100Вт на частотах до 56МГц, до 50Вт в диапазоне 144МГц и до 20Вт в диапазоне 430МГц. Встроенное устройство согласования выхода передатчика с антенной отсутствует, поэтому для работы в эфире необходимо использовать либо тщательно настроенные антенны (что не всегда возможно), либо специальное согласующее устройство заводского изготовления или самодельное.


Одиночка

В центре – Yaesu FT-857D, справа – «китаец».


Куботан (The Kubotan keychain) — брелок с ключами для самозащиты, разработанный Сокэ Кубота Такаюки. Брелок для ключей, совершивший переворот в концепции безоружной самообороны, как полицейских, так и обычных граждан. Куботан используется во многих странах мира в полиции и для самообороны, как не наступательное и поэтому не запрещённое оружие, которое даёт его владельцу возможности для сопротивления нападающему или для задержания физически сильного подозреваемого. Для неопытного глаза он выглядит как безобидный брелок. Входит в снаряжение полиции США и ряда других стран.


Одиночка

Один из вариантов куботана.


КХ-1 — миниатюрная радиостанция (трансивер), предназначенная для работы исключительно радиотелеграфом («морзянкой»). Выпускается фирмой Elekraft в виде набора для самостоятельной сборки радиолюбителями (возможны различные варианты комплектации). Используется в основном для работы в полевых условиях. Имеет встроенное согласующее устройство для обеспечения надежной работы со «случайными» антеннами. Напряжение питания 7-14В, максимальная выходная мощность до 4Вт. Ток потребления в режиме приема — около 34мА. Размеры - 3 x 7.5 x 13 см, вес — около 300г.


Одиночка

Телеграфный трансивер КХ-1.


КШМ — командно-штабная машина, предназначена для организации каналов связи тактического звена в КВ и УКВ диапазонах. Она способна обеспечивать радиосвязь в открытом и закрытом режимах. Связь может осуществляться как на стоянке, так и на ходу (скорость движения до 40 км/ч). Аппаратура КШМ Р-142 установлена в кузове на базе автомобиля повышенной проходимости ГАЗ-66. Кузов машины состоит из двух отсеков. В переднем, аппаратном, расположены два рабочих места радистов и находится основная часть радиооборудования, так же в нем расположены органы управления отопителем и ФВУ. В заднем, командном отсеке, расположены рабочие места командира и офицеров с аппаратурой коммутации и связи. В состав оборудования, в зависимости от комплектации, могут входить УКВ радиостанции Р-111, Р-173М, Р-171М, Р-123, Р-163-50У, КВ радиостанции Р-134М или Р-130М. Имеется аппаратура коммутации для работы с радиостанциями и внутренней связи. Есть возможность подключения выносного телефонного аппарата типа ТА-57 по линии до 500м. КШМ может дополняться аппаратурой для связи с авиационными радиостанциями и аппаратурой для шифрованной связи.


Одиночка

КШМ-142, вид спереди.


Одиночка

Вид сбоку. Хорошо заметны «дуги» АЗИ, выдвижная мачта КВ антенны и «штыри» УКВ антенн.


Максимально применимая частота - это частота, при которой еще отражаются радиоволны, посланные антенной радиопередатчика в направлении на горизонт. На частотах выше МПЧ слой вообще перестает отражать радиоволны, посланные с поверхности Земли, и они уходят сквозь ионосферу в космос.

Радиосвязь в КВ диапазоне длин волн играет важную роль как средство внутренней, зоновой, подвижной и производственно-диспетчерской связи общего, ведомственного и специального пользования и назначения, а также широко используется для профессиональной и любительской радиосвязи. Работа средств радиосвязи и радиовещания КВ диапазона во многом зависит от рефракционных свойств ионосферы на траектории распространения радиосигнала. Состояние ионосферы, как электрически заряженной среды, зависит от многих факторов естественного и антропогенного характера. Основное влияние на состояние ионосферы вносит ее электронная концентрация, которая постоянно меняется в зависимости от времени (часа суток, сезона, фазы цикла солнечной активности), географических координат, высоты над уровнем моря, от солнечной активности. Их суточные вариации могут приводить как к ухудшению качества радиосвязи и радиовещания в КВ диапазоне, так и полному ее исчезновению для постоянно выбранной несущей частоты радиопередатчика.

Преимуществом работы в КВ диапазоне по сравнению с работой на более длинных волнах является то, что в этом диапазоне можно создать направленные антенны. Волны в КВ диапазоне распространяются на дальние расстояния путем однократного или многократного отражения от ионосферы и поверхности Земли. Поэтому системы КВ связи могут обеспечивать направленную передачу информации на сравнительно большие расстояния (единицы и десятки тысяч километров).

Способ распространения радиоволн путем их отражения от ионосферы называют скачковым и характеризуют расстоянием скачка, числом скачков, углами выхода и прихода, а также максимально применимой частотой (МПЧ) и наименьшей применимой частотой (НПЧ).

Для определения МПЧ известны различные методы и варианты радиозондирования.

Высокую точность в определение МПЧ имеет метод трассового (наклонного) зондирования. Передатчик и приемник сигналов разносятся на расстояние одного или нескольких скачков. В заранее установленное время или с каким-то периодом времени радиопередатчик посылает последовательно в эфир радиосигнал на нескольких частотах КВ диапазона. На приемном конце оценивается слышимость и качество сигналов и делается вывод о подходящих частотах для данного времени суток и месяца. Накопленная статистика затем используется для организации радиосвязи. В данном случае точность определения МПЧ будет определяться шагом перестройки излучаемой частоты передатчиком. Заслуживает внимание для целей определения МПЧ использование сети КВ радиовещательных станций, для каждой из которых известны - ее местоположение, частота несущей радиопередатчика и направление вещания.

Суть известных активных способов определения МПЧ заключается в том, что на передающей стороне последовательно (параллельно) излучают радиосигнал на различных частотах КВ диапазона, а на приемной стороне принимают этот радиосигнал на каждой из частот, обрабатывают и регистрируют. При этом за МПЧ принимается либо та частота зондирования, на которой был зафиксирован наибольший уровень принимаемого сигнала, либо наибольшая по номиналу частота, сигнал на которой был принят в точке приема.


Р-111 - возимая, широкодиапазонная, телефонная, с частотной модуляцией, приемопередающая УКВ-радиостанция. Предназначена для беспоисковой радиосвязи, с автоматизированной перестройкой как на стоянке, так и в движении на одной из четырех заранее подготовленных частот. Обеспечивает работу с аппаратурой телекодовой информации, дистанционное управление с вынесенных пультов и телефонного аппарата.

Диапазон частот: 20.0 - 52.0 МГц

Тип излучения: FM

Выходная мощность передатчика: около 50Вт.

Тип источника питания: бортовая сеть, преобразователь в анодное напряжение

Напряжение питания: 27В


Р-123М - возимая, широкодиапазонная, телефонная, с частотной модуляцией, приемопередающая УКВ-радиостанция.

Р-123М предназначена для ведения связи между подвижными объектами, как с однотипной радиостанцией, так и с другими радиостанциями, имеющими совместимость по диапазону и виду модуляции.

Диапазон частот: от 20 до 51,5 МГц

Тип излучения: FM

Выходная мощность передатчика: на любой частоте диапазона не менее 20 Вт

Электропитание радиостанции осуществляется от бортовой сети постоянного тока напряжением 13В/27В (в зависимости от используемого блока преобразователя анодного напряжения).


РХБЗ - Радиационная, химическая и биологическая защита организуется и осуществляется с целью максимально снизить потери войск и обеспечить выполнение поставленных им задач при действии в условиях радиационного, химического и биологического заражения, повысить их защиту от высокоточного и других видов оружия.

Главной задачей войск РХБЗ является оборона населения и объектов от радиационной, химической и биологической атаки. РХБЗ-войска производят разведку местности, обозначают пределы заражений, подают сигналы личному составу и оповещают командование о наступающей опасности.


СВДС — Снайперская винтовка Драгунова со складывающимся прикладом. В тексте описывается ее последующая модификация — СВДСМ.

После создания в 1990-х годах снайперской винтовки СВДС конструкторами концерна «ИжМаш» в 2000-х годах были предложены опытные образцы винтовок СВДСМ и СВДМ под патрон 7.62х54 R. Основной особенностью новой винтовки стал толстый ствол от СВ-98, длиной 650 мм и твистом 320 мм. Ствол установлен в ресивер и полностью разгружен за счет несущей шины, которая полностью закрывает ствол от ресивера до газоотводного узла и принимает на себя нагрузки от сошек или упора. Ствол изготавливается методом ротационной ковки с покрытием хромом, методом с подвижным катодом. Ствол также может быть хромирован обычным методом, что значительно дешевле и проще. Метод хромирования, а значит и уровень качества покрытия и как следствие уровень кучности выбирается конечным заказчиком. На дульный срез ствола могут устанавливаться ТГП-В (Тактический Глушитель Пламегаситель - Винтовочный), штатный пламегаситель или «заглушка» от СВ-98. Сочетание вывешенного ствола и высокоточного покрытия хромом улучшили показатели кучности, и позволило винтовкам СВДСМ и СВДМ вплотную подойти к рубежу 1МОА на всех практических дальностях стрельбы.


Одиночка

СВДС с закрепленным ТГП-В.


Фэнси (Fancy) - (настоящее имя Манфред Алоис Зегит, нем. Manfred Alois Segieth, род. 7 июля 1946г.) — немецкий певец, исполняющий песни в стилях италодиско и евродиско. Пик его популярности пришёлся на середину и конец 1980-х годов. 


Химическое оружие — вид оружия массового поражения, действие которого основано на использовании ОВ (отравляющих веществ) — высокотоксичных химических соединений, способных вызывать тяжелые нарушения в организме человека и животных вплоть до гибели, или приводить к временной потере боеспособности и трудоспособности. В зависимости от особенностей токсического действия на организм и клинических проявлений интоксикации все ОВ делят на 6 групп: нервно-паралитические (зарин, зоман, Ви-Икс и др.), общеядовитые (синильная кислота и хлорциан), кожно-нарывные (иприт, азотистый иприт и люизит), удушающие (фосген и дифосген), психохимические (LSD, Би-Зет и др.) и раздражающие (адамсит, хлорацетофенон, Си-Эс, Си-Ар). В зависимости от характера возможных исходов поражения выделяют ОВ смертельного действия (нервно-паралитические, кожно-нарывные, удушающие и общеядовитые) и ОВ, временно выводящие из строя (психохимические и раздражающие). По времени сохранения поражающих свойств различают стойкие ОВ, действие которых сохраняется в течение нескольких часов и суток (зоман, Ви-Икс, иприт, люизит), и нестойкие ОВ, действующие несколько десятков минут (синильная кислота, фосген). ОВ могут быть применены в капельножидком, паро- и газообразном состоянии, в виде тумана и дыма. В организм они проникают через органы дыхания, кожу и слизистые оболочки, а также с зараженной пищей и водой.

Тяжесть поражения ОВ зависит от степени их токсичности, полученной дозы, способов применения и путей проникновения в организм, а также от характера, наличия, состояния и своевременности использования противохимических средств защиты

Полученная доза зависит от концентрации ОВ в воздухе, пище, воде и продолжительности дыхания зараженным воздухом или количества принятой зараженной пищи и воды, а также размеров заражения кожи и одежды.

Маркировка по стандартам НАТО: химические боеприпасы и боевые приборы имеют темно-серую окраску. На корпус химического боеприпаса (прибора) наносятся маркировка и кодовые обозначения (кодировка).

Маркировка включает тип ОВ, массовые знаки, калибр, модель боеприпаса, шифр боеприпаса и номер партии выпуска.

Кодировка осуществляется с помощью цветных колец, указывающих тип ОВ по физиологической классификации.

Зелеными кольцами обозначаются химические боеприпасы (приборы), снаряженные смертельными ОВ:

три кольца—нервно-паралитические ОВ (VX, GD, GB);

два кольца — кожно-нарывные ОВ (HD, HN);

одно кольцо — общеядовитые и удушающие ОВ (АС, СК, CG).

Красными кольцами обозначаются: два кольца — химические боеприпасы (приборы), снаряженные ОВ, временно выводящими живую силу из строя;

одно кольцо — химические боеприпасы (приборы), снаряженные ОВ раздражающего действия (CN, DM, CS, CR).



Закрыть ... [X]

Мульчирование почвы опилками Вешалки плечики для одежды из дерева

Фотошоп как сделать слой темнее Фотошоп как сделать слой темнее Фотошоп как сделать слой темнее Фотошоп как сделать слой темнее Фотошоп как сделать слой темнее Фотошоп как сделать слой темнее